Поиск 

Почему птицы летят на юг?

Четверг, Апрель 29, 2010 г.

Все знают, что “птицы улетают на юг” (бытовое определение), по крайней мере большинство птиц имеет склонность к миграциям. В миграциях птиц ученые и сегодня видят много загадок. Традиционно считается, что причина миграций – в реакции птиц на неблагоприятные изменения среды обитания. Они существуют там, где есть такие сезонные изменения – на севере, в тропиках, в горах и т.д.; если изменения прекращаются или ослабевают, миграционный инстинкт может затухать. Однако, на взгляд автора, это лишь часть ответа, причем внешняя, лежащая на поверхности и потому прямо бросающаяся в глаза.

Современная наука привыкла ясно и четко описывать явление, наблюдая его со стороны. В таком подходе заложено противопоставление “наблюдатель – событие”, которое предполагает отделение себя от объекта исследования, с одной стороны, и, с другой, акцент не на понимание подлинных причин явления, а на нашу трактовку этих причин, т.е. на то, что нам хочется видеть, исходя из нашего собственного опыта, знаний и представлений о природе.

Автор считает такой подход характерным признаком т.н. парадигмы относительности – совокупности научных и философских доктрин, учений, основанных на дифференциации (разделении) объектов, противопоставлении их друг другу, когда объекту А обязательно будет противостоять объект В, а также другие объекты (C, D и т.д.), т.е. объект А относителен объекта В и других, объекты относительны друг друга.

Например, мы имеем пару: орнитолог – птица (стая птиц, популяция птиц). Следовательно, взгляд на ситуацию возможен приципиально с двух сторон: 1) человек наблюдает за жизнью и поведением птиц и делает выводы (субъективные, поскольку они сделаны только с одной стороны), 2) птицы, в свою очередь, как-то – пусть и индифферентно, без должного понимания – наблюдают за человеком, оставшимся где-то внизу, на земле, и, естественно, также субъективно воспринимают его, в меру их мыслительных способностей. Уровень субъективности человека в оценке птиц ниже, чем у птиц при оценке человека, поскольку человек стоит выше птиц, с точки зрения развития своих аналитических способностей и способностей к обобщению, т.е. человек сравнительно более объективен. Тем не менее, объективность человека имеет предел, раз уж исследователь, по определению, отделяет себя от объекта исследований и предпочитает жить не “его жизнью”, а жизнью собственной, человеческой.

В отличие от парадигмы относительности, парадигма абсолютности имеет другой посыл. Здесь нет противопоставления, а есть отождествление: я – это ты, ты – это я. Наблюдатель и событие соединяются в нечто неразрывное целое, и соответственно на смену учениям и доктринам, ставящим во главу угла дифференциацию, приходит новое поколение дисциплин – интегрирующих, открывающих новые возможности синтеза.

Если угодно, можно назвать это метанаукой.

При таком подходе ученый станет птицей (оставаясь при этом человеком). Исследователь раковых опухолей посмотрит на мир глазами раковой клетки, врач “ощутит себя” больным органом, физик ядерщик воплотится в протон и нейтрон. Такой прием, на взгляд автора, позволит выведать маленькие тайны изучаемых объектов, недоступные при прямом наблюдении со стороны.

Естественно, подобный подход предполагает уровневое наблюдение: как актер, оставаясь трезвым и здравомыслящим (один уровень), может на сцене одновременно пребывать в образе человека пьяного и больного, разбитого, подавленного, не способного к нормальному мышлению (более низкий уровень), так и в данном случае: более высокие уровни могут силой мысли, воли, фантазии, виртуальных расчетов, наконец, спускаться при необходимости на заданное число уровней вниз, оставаясь при этом одновременно самими собой, если только таким образом можно проникнуть во “внутренний мир” объектов, менее организованных с уровневой, или иерархической, точки зрения1.

Поэтому давайте мы с вами попробуем поразмышлять о причинах миграции птиц, основываясь не только на внешних наблюдениях за ними, но и на “внутренней мотивации”, когда мы сами для себя смоделируем всё, что происходит в “сознании” птицы, внутри нее – в эмоционально-психическом и даже духовном смысле. Короче, попытаемся стать птицами, поставить себя на их место.

Итак, традиционно считается – при наблюдении со стороны, – что причиной миграции птиц является изменение среды обитания, в частности сезонное. Здесь, однако, возникает целый ряд дополнительных вопросов:

Почему природа не выработала более простого защитного – на сезон – механизма (“зимняя шубка” из перьев, особый слой жира и смазки, изменение режима питания, зимняя летаргия и т.д. и т.п.) вместо того, чтобы вынуждать птиц совершать дважды в год длительные и, несомненно, изматывающие перелеты?

Почему, если среда обитания изменяется в течение сезона постепенно, птицы не переселяются в более благоприятные места “короткими перебежками”, следуя за смещением оптимальной зоны, а разом совершают беспрецедентную по прилагаемым усилиям акцию?

Почему птицы перелетают на столь гигантские расстояния – ведь найти “землю обетованную” можно и гораздо ближе к месту изначального гнездовья?

Почему преобладающим направлением для большинства перелетных птиц является условно меридиональное, т.е. из северных широт в южные, в сторону экватора (хотя и не обязательно по прямой)? 2

Как птицы узнают, “где лучше”?.. – и т.д. и т.п.

Считается, что в процессе перелета птиц ведут инстинкты, и ориентируются птицы по магнитному полю Земли. Тем не менее, надо признать, что современная наука не может дать однозначное определение инстинкту и объяснить, что же оно есть такое. Не объясняет она также и механизм ориентации по магнитному полю, т.е. каким конкретно образом птицы это магнитное поле “читают”.

Автор придерживается мнения, что понятия “инстинкт” в строго научном смысле слова не существует, а существует лишь образное обобщение целого ряда явлений, которое, если угодно, в бытовом смысле мы можем называть инстинктом. В действительности птиц ведут вперед отнюдь не инстинкты. Миграция птиц есть процесс самоорганизации системы. Что такое самоорганизация? Природная автоматика, которая предохраняет систему от разрушения (или неоптимального режима функционирования, который в конечном итоге может привести к разрушению). Система всегда стремится самопроизвольно перестроиться таким образом, чтобы функционировать в оптимальном – лучшем из возможных – режиме. Меняются условия – и система подстраивается под них, самоорганизуется. Так вода, растекаясь по полу, проникает во все щели, вогнутости и невидимые глазу вмятины, воспроизводя “рельеф”, поскольку именно такое поведение массы воды с учетом ее поверхностной пленки соответствует известному в физике принципу наименьшего действия (самопроизвольный выбор системой наиболее выгодного режима расходования энергии). Никто не усмотрит в движении воды инстинкт.

Так и птицы. Они движутся таким образом, чтобы подстроиться под наиболее выгодные, или оптимальные, условия. Слепое стремление к оптимальности – вот что такое инстинкт. Природа же обеспечивает конкретный механизм, позволяющий реализовать стремление к оптимальному на практике.

Давайте подумаем об образе жизни птиц. Биологическая термодинамика говорит: чтобы летать, нужно “разогреваться” - постоянная и относительно высокая температура тела позволяет быстро и эффективно вести биохимические реакции, скорость которых в этом случае не зависит от температуры внешней среды. Средняя температура тела у птиц в нормальный период (период деятельности, полета) - 39-41°С. Птицам нужно очень много тепла, чтобы выдерживать чудовищные нагрузки на мышечную систему во время полета. Но они летают без особого труда и сутками3. Откуда же берется необходимое тепло?

Тепло берется за счет огромного потребления пищи. Жизнеоборот у птиц высокий (намного выше единицы) 4, и едят они порой не меньше собственного веса. Чаще отправляют естественные потребности. Съеденная пища сжигается в организме, а ее избыток идет в жировой запас. У птиц должен быть жировой запас. Почему? Потому что осенью насекомых не станет, птицы не смогут питаться и без запасов жира не смогут летать.

То есть птицы отлагают жиры про запас. Чем больше жировая прослойка, тем больше весит птица и тем больше ей нужно энергии для разогрева. Ближе к зиме птица страдает от собственного веса при нехватке кормов. Тон ее падает (состояние постоянного дискомфорта соответствует относительно низкому тону) 5. Природа в подобных случаях, как уже говорилось, может предложить живым существам на выбор множество вариантов: например, впадать до весны в анабиоз - полуотключенное физиологическое состояние либо “сгонять жир” в ходе особенно длинных изматывающих миграций. Птицы, похоже, выбрали последнее; впрочем, дальние перелеты не понижают их тон, а, наоборот, повышают до нормального - подобно тому, как повышается тон спортсменов после хороших разминок и тренировок.

Конечно, не все виды птиц выбрали вариант перелета, то есть эволюция птиц, в общем-то, пошла разными путями. Известны птицы-“наоборот”, зимние птицы, со своими особенностями организма и организации жизни. И есть также птицы-“паразиты”, которые приспособились к городской среде: воробьи, голуби, вороны. Этим нет необходимости создавать себе значительную жировую прослойку, ибо режим питания их относительно стабилен и не зависит от времени года.

Рассмотрим перелетных птиц, склонных к миграциям. Помимо накопления жировой прослойки, в организме птицы вполне может протекать еще один процесс - организм слегка перестраивается в связи с тем, что пора выведения и кормления птенцов прошла (собственно, прекращение кормления-то и позволяет ускорить отложение жиров). Всё это усугубляет болезненное состояние птиц, то есть снижает их по тону. Птицы, отяжелевшие и внутренне “перестраивающиеся”, становятся беспокойными, раздражительными, легко восприимчивыми к малейшим изменениям среды. Мы не можем исключить, что на них начинает давить избыточное магнитное поле Земли. Почему? Очевидно, что организм птиц - более хрупкий, чем у человека, благодаря повышенному жизнеобороту, вернее, он сильнее человеческого привязан к различным геофизическим и геомагнитным явлениям. Но ведь магнитное поле может давить даже на человека! Правда, не естественное - планеты Земля, для этого человек слишком “толстокож”, а какое-нибудь искусственное, особо сильное; так, большинству людей становится плохо рядом с гигантскими промышленными магнитами, их тошнит, у них болит или кружится голова и т.п. Ту же примерно реакцию вызывают у некоторых людей радиотелефоны.

Что есть такое магнитное поле? Используем не классическое определение, а определение киргизского физика-теоретика Самата Кадырова: магнитное поле есть вихревый поток, поле сил вращения той или иной системы, например планеты Земля. Земля вращается. При этом как физический объект она является источником поля (то есть излучает электромагнитные, гравитационные волны). Процесс вращения образует, так сказать, инерционные завихрения этого поля, особенно проявляемые вдоль оси вращения, - мы их воспринимаем как магнитное поле Земли. Поэтому у неподвижных полюсов магнитное поле будет всегда максимально, у наиболее быстро вращающегося экватора - минимально (см. рисунок).

Это также легко понять, если понаблюдать за шаром, помещенном под воду между поверхностью и дном и раскрученном вокруг своей оси: сверху и снизу от его “экватора” - у “полюсов” - образуются хорошо видимые водяные завихрения; придет в некоторое возбуждение и масса воды, непосредственно облекающая шар.

Следует учесть и то, что магнитное поле Земли не является статичным, постоянным. Оно слегка изменяется, варьирует – по Кадырову, в зависимости от скорости вращения планеты, точнее, соотношения между кинетической и потенциальной энергией объема (ядра) и поверхности (периферийных слоев Земли – мантии, коры); различают вековые, суточные и другие его вариации, причем для нас важны изменения поля, связанные с сезонностью (планета в афелии и перигелии находится в течение года на разном удалении от Солнца, соответственно движется с разной скоростью, и это, в свою очередь, слегка влияет на угловую скорость ее вращения, кинетическую энергию внешних, обращающихся вокруг ядра слоев). Следовательно, магнитное давление также может различаться в зависимости от времени года, точнее, от нахождения планеты в афелии (июль) и перигелии (январь). Имеет значение и направленность магнитного поля (силовые линии входят в Землю со стороны Южного полюса, а выходят со стороны Северного), и некоторая его асимметричность (разная протяженность с надсолнечной и подсолнечной сторон, что также зависит от положения Земли на орбите).

На практике различные колебания, в т.ч. сезонные, магнитного поля Земли чрезвычайно малы, можно сказать, ничтожны. Скорее всего, немалая часть живых существ их на себе не ощущает. Однако мы не можем утверждать это наверняка, поскольку влияние магнитного поля на организмы, в частности птиц, насекомых, а также на микроорганизмы и растения, в общем-то, изучено недостаточно. Вполне имеет право на существование рабочая гипотеза о том, что биологические системы с высоким жизнеоборотом более чувствительны к малейшим изменениям поля, чем это представляется на первый взгляд.

Итак, птицам, живущим в северных широтах, удается не замечать повышенное магнитное поле Земли в периоды их пребывания в высоких (т.е. нормальных, рабочих) тонах. Вернее сказать, естественный для северных широт магнитный фон в определенное время года и при определенных условиях воспринимается птицами как должное и по существу никак не влияет на их самочувствие. Но постепенное (циклическое) снижение по тону и наступление относительно болезненного состояния незамедлительно напоминает о существовании магнитного поля, и теперь уже имеющийся магнитный фон воспринимается как избыточный. А дальше… сошлюсь на первый том моей книги “Философия выживания этноса” (стр. 160-161) - на те абзацы, в которых все внутренние функции организма при появлении потенциального источника боли приказывают сознанию: “Уйди, уйди, уйди!” Птицы, подчиняясь своим клеткам, своему реактивному уму (ответно-раздражительному механизму, совокупной клеточной памяти), испытают насущную потребность покинуть “негостеприимные” места, чтобы снять состояние дискомфорта. А имеющийся жировой запас позволяет им реализовать такую возможность!

Всё это также напоминает ситуацию с человеком, мучающимся от перемены давления. Наш организм не очень-то любит такие вещи - ведь он приспособлен лишь к строго определенному, оптимальному давлению. Но когда мы в высоком тоне (то есть наша система действует в нормальном, изначально установленном природой режиме), клетки тела работают абсолютно синхронно, коммуникация в организме идеальна, и мы легко подстраиваемся под незначительные перепады давления (под его флуктуации). Где надо, организм придержит силы и энергию, где надо - он ее использует “на полную катушку”. Короче, сам себя отрегулирует. Но при постепенном усредненном снижении по тону (по мере старения, износа организма, при болезнях, в состоянии душевной травмы, шоках, стрессах, апатии и т.п.) коммуникации между клетками организма начинают давать сбой, становятся более затрудненными, целые части организма как бы становятся относительно “изолированными” друг от друга. А для борьбы с перепадами давления нужна синхронная работа всего организма! И больной (уставший, разбитый несчастьями, находящийся в стрессовой ситуации) человек страдает от этих перепадов. Клетки бунтуют и призывают: “Нам плохо! Уйди, уйди, уйди - туда, где давление оптимально!” Но ведь мы не птицы…6

Птицы летят. Куда? В принципе – прочь от того места, в котором они чувствуют себя дискомфортно. При этом мы должны учитывать все факторы, влияющие на дискомфорт: и нарушенный режим питания (меньше стало насекомых, у которых также повышенный жизнеоборот и которых магнитное поле Земли “уложило спать”, т.е. отключило на время их “сознание” и жизнедеятельность), и наступающие холода (крайне сомнительный фактор с учетом возможностей природы обеспечить чисто механическую защиту от холодов), и нестабильное магнитное давление, и внутреннюю перестройку организма, и неадекватный – не для “стояния на месте” – жировой запас, и т.д. и т.п. Следует учесть и то, что при снижении по шкале тонов до 2,0-1,5 – это есть “зона гнева”, определенного набора поведенческих реакций, среди которых преобладает раздражительность, агрессивность и склонность к противостоянию с кем-то, – так вот, при прохождении тонов 2,0-1,5 стае птиц становится сложнее ужиться с соседними стаями: и пищи на всех теперь не хватает, и нервозность растет, и намечается нечто, что у человека называется “борьбой за передел сфер влияния”… Это всё, в совокупности, определяет неосознанное желание птиц проявить необыкновенную активность в доступной им форме – в виде сложного, длительного, напряженного перелета, требующего большой концентрации сил и энергии и по сути отвлекающего от повседневных, “житейских” забот.

Что определяет маршрут продвижения стаи в процессе миграции? Видимо, следует выделять “стратегический маршрут” (общее, принципиальное направление передвижения) и “тактический маршрут”, т.е. перемещение стаи на отдельных участках.

“Стратегический маршрут” для большинства перелетных птиц по идее может определять магнитное поле Земли. По существу птицы летят в сторону постепенного уменьшения магнитного давления, т.е. туда, где магнитное поле будет минимальным (в сторону экватора). По мере полета они начинают чувствовать себя более нормально: во-первых, падает воздействие магнитного поля, во-вторых, уменьшается тяжелая и давящая жировая прослойка. Соответственно воссстанавливается режим оптимальности. Причем в самом полете птицы, увлекшись, могут иметь неплохой тон, они как бы забываются, и это также можно признать оптимальным состоянием. Но остановиться они не могут, иначе тут же вернется неоптимальность, - во всяком случае, пока они ни исчерпают свой “перелетный ресурс”.

Идея природы здесь просматривается ясно: хочешь чувствовать себя оптимально - работай, проявляй активность!

Кстати, летят птицы клином. Почему? Это оптимально! По законам аэродинамики воздух обтекает клин, лететь клином легче, тем более на дальние расстояния и при больших скоростях. Птицы экономят силы за счет меньшего сопротивления атмосферы. Правда, вожаку приходится тяжелей всего - он принимает на себя главный удар воздуха. Но кого выбирают вожаком или, точнее, кто сам себя утверждает на эту роль? Тот, кто сильнее всех! Тоже оптимально7.

С птицами в клину летят молоденькие особи - вчерашние птенцы. Им приходится развивать свои крылья, то есть мышечную систему. И это тоже оптимально. Но вот долетают до “станции назначения” не все - слабым (недостаточно активным) птенцам это не под силу, они могут заболеть и сойти с дистанции либо, ослабленные, “покинуть полк” чуть позднее, по прибытию на место. Так происходит природный естественный отбор; и в этом также просматривается оптимальность!

Как правило, клин летит стандартным маршрутом, который определяется своего рода “тактикой перелета”. О тактике – ниже; что касается общего, стратегического направления, то, вполне вероятно, у большинства птиц оно так или иначе привязано к постепенному падению напряженности магнитного поля, что соответствует продвижению из северных и средних широт в экваториальные и близкие к экваториальным (по крайней мере, в северном полушарии). В этом случае состояние оптимальности будет сохраняться, и птицы будут чувствовать себя сравнительно нормально, хорошо. Если бы птицы всегда летели строго вдоль земной параллели, то их полет, вполне вероятно, не имел бы особого смысла, т.к. напряженность магнитного поля вдоль параллели есть величина относительно постоянная (без поправки на реальные изменения, с учетом асимметричности магнитного поля).

Вместе с тем, предполагая возможность такой схемы, мы должны понимать, что она не универсальна. Далеко не все птицы улетают на юг, и далеко не все из улетающих на юг птиц зимуют в районе экватора. Так, например, украинские орнитологи, кольцующие на Днепре серебристых чаек, фиксируют все зимние возвраты из Западной Европы (ни одного южнее Чехии не было). Дубровник, гнездящийся в Европейской части России, улетает на зимовку в Индию. При этом он долгое время летит на восток, повторяя путь расселения, и лишь затем сворачивает на юг, хотя по логике вещей, если верно предположение автора, ему было бы гораздо проще и быстрее лететь в Африку. Белая и розовая чайки летят вообще на север, они проводят зиму на полыньях в Северном Ледовитом океане (у Высоцкого есть даже песня об этом). Многие птицы зимуют много севернее экватора – на Черном море, в Средиземноморье, Северой Африке. Другие же, как, например, белый аист, минуют экватор и летят в Южную Африку. Рекордсмен по протяженности миграций – полярная крачка – вообще летит из Арктики в Антарктику.

Что из этого следует? С одной стороны, нельзя всё многообразие птиц сводить к одной-единственной универсальной схеме. Птицы очень сильно различаются между собой размерами, особенностями организма, режимом питания, образом жизни и др. Одни из них питаются насекомыми и злаками, другие – всеядны, третьи предпочитают рыбу. Скажем, та же полярная крачка, питаясь жирной рыбой холодных широт, сама по себе “наедает” большой запас жира, которого ей хватает на сверхдальний перелет через всю планету; в теплых экваториальных областях крачка жить не может (ее “тепловая изоляция” не позволит вынести тропическую жару, а рыба в теплых морях не имеет достаточного количества жира). Вместе с тем, крачке выгодно лететь из зимней Арктики в летнюю Антарктику, а потом обратно – когда в Арктике вновь начнется лето, а в Антарктике – зима. Разные размеры и разный образ жизни птиц позволяют предположить, что у них разный жизнеоборот, причем чем крупнее птица и чем в более экстремальных условиях она живет, тем в меньшей степени она подвержена зависимости от капризов магнитного поля, т.е. удельный вес “магнитного фактора” в общей структуре мотивации перелета у таких птиц может быть меньше.

С другой стороны, мы не должны забывать, что птица, мучаясь от неоптимального магнитного фона в определенные периоды ее жизни, летит прочь, задействуя все свои, заботливо подготовленные природой ресурсы, и по мере полета тон ее восстанавливается – это значит, что организм снова работает в нормальном режиме, следовательно, магнитное поле больше не является для птицы источником дискомфорта, и она вновь перестает его замечать. Однако к этому моменту птица может уже улететь крайне далеко от места своего первоначального гнездовья (выбранного за точку отсчета). То есть, выполнив свою функцию провокатора перелета, магнитное поле опять отступает в тень, не мешая птице наслаждаться жизнью. У одних птиц “летный ресурс” будет больше, у других – меньше, у одних организм будет более устойчив к “магнитным перепадам”, у других – меньше, у одних тон быстро восстанавливается (в силу особенности устройства и “психической организации”), у других – очень постепенно и т.д. и т.п. Поэтому все птицы и не обязаны механически подчиняться единой “магнитной схеме” – они на практике летят на разные расстояния, в относительно разных направлениях и с разной степенью привязки к магнитному фону. Общим здесь будет лишь то, что магнитное поле вполне может подталкивать большинство птиц к перелету – в разной степени и с разной интенсивностью и, кроме того, оно, если так можно выразиться, “показывает дорогу”.

Если птицы создают себе “лётный жировой запас”, то они не могут не лететь; в этом случае сезонная миграция является для них жизненно необходимой акцией, своего рода природным наркотиком, который один позволяет пережить (и с успехом) состояние дискомфорта. А создают они “лётный жировой запас” в том случае, если режим питания их сезонно нестабилен, причем пища – насекомые, растения, рыба – также будет по образу существования привязана к сезону (обильно размножаться в теплое время и затормаживать размножение в холодный период). Если по какой-либо причине изменятся природные условия – скажем, в сторону потепления, – то “пища” будет размножаться более равномерно, что, в свою очередь, приведет к стабилизации режима питания птиц и “отказу” их от создания “лётной жировой прослойки”. Следовательно, организм птиц начнет перестраиваться, птицы откажутся от дальних перелетов или уменьшат расстояние, на которое они совершают перелет. Но ведь перестройка организма создает предпосылки для микромутаций и, таким образом, для постепенного изменения вида?..

Новый, формирующийся в изменившихся условиях вид или, по крайней мере, разновидность будет более оптимально приспособлен (приспособлена) к среде, то есть тон таких птиц будет относительно более устойчивым, и он не должен циклически понижаться лишь из-за того, что птицам недостает кормов. Значит, птицы в высоких тонах и не должны теперь быть заложниками магнитного поля; имеющийся магнитный фон может их вполне устраивать.

Известно, что все больше птиц сегодня остается зимовать в средних широтах в связи с потеплением климата. Это действительно так. Но и магнитное поле Земли имеет в последние века тенденцию к уменьшению (это связано с рядом факторов, среди которых не последнее место, по мнению Самата Кадырова, занимает уменьшение скорости вращения Земли) 8.

Очень важное значение имеет процесс миграции магнитных полюсов. Известно, что магнитные и географические полюса не совпадают. Из теории, которой придерживается автор статьи, вытекает, что магнитные полюса соответствуют оси вращения земного ядра (на него приходится значительная часть массы Земли), а географические – оси вращения внешних оболочек, в частности земной коры; то есть оси вращения внешних и внутренних структур земного шара не совпадают, каждая из них может иметь свой момент вращения, несколько отличный от остальных; это обусловлено химическим составом, температурой, давлением и т.п. Поведение Земли на орбите отвечает за различие в моментах вращения, которое со временем то увеличивается, то уменьшается, и как следствие угол между магнитной и географической осями может периодически меняться. Отсюда вытекает миграция (блуждание) по земной поверхности магнитных полюсов. На птиц это влияет самым прямым образом (по крайней мере, должно влиять). Их собственные миграции, то есть перелеты, по планете будут привязаны к миграции полюса – при смещении последнего должны меняться (“пересматриваться”) общие, стратегические маршруты передвижения птиц. Другое дело, что процесс этот может быть растянут на века, если не на тысячелетия, и современная орнитология как сравнительно молодая наука может не обладать прямыми данными о том, где и как проходили маршруты перелетов в далеком прошлом.

Теперь, говоря о “тактике перелета” птиц, то есть о выборе ими того или иного участка пути при продвижении в южные широты, мы должны ответить на вопрос: как птицы узнают конкретную дорогу? Положим, магнитное поле их гонит в целом с севера на юг, но, пролетев сотню-другую километров, они не почувствуют особого облегчения, поскольку об облегчении можно говорить применительно к очень большим расстояниям. Видимо, здесь мы имеем дело с комбинацией целого ряда факторов. Во-первых, это “бессознательная память” (эмоциональная реакция на изменение условий и среды). Во-вторых, и здесь свое слово может “сказать” магнитное поле.

О “бессознательной памяти”. Птицы, как и животные, видимо, не могут “запоминать” выбранное однажды место так, как это делаем мы, люди; у птиц и животных общий аппарат памяти устроен в целом проще. Скорее всего, они имеют эмоциональную реакцию на какой-либо раздражитель. Например, собаке дали что-то вкусное, приветили ее - и в дальнейшем собака при виде хорошо отнесшегося к ней человека (если вновь почувствует его запах) ведет себя адекватно, эмоциональная реакция на этого человека благоприятная, хотя само событие - то, как ей дали что-то вкусное, - в “сознании” собаки в принципе не остается, вернее, аппарат воспроизведения в памяти этого события у животного на такие вещи не рассчитан. Человек в данном случае выступает раздражителем по принципу: раздражитель - ответ, было нечто хорошее - и есть соответствующая ему положительная реакция; то есть какую коммуникацию мы устанавливаем, такую же и получаем в ответ, по закону поддержания коммуникационной линии. (Здесь, естественно, нужно делать поправки на общее эмоциональное состояние собаки в момент повторной встречи с раздражителем и на дрессировку, заученные образцы поведения собаки, которые способны внести свои коррективы). Раздражителем эмоциональной реакции может выступать не только человек, но и, например, географическое место, а также любая среда, удовлетворяющая определенным условиям, - с заданными (“записанными” ранее) характеристиками: такая-то температура, влажность воздуха, такое-то давление, направление ветра, такие-то запахи, такие-то звуковые (аудио) и видовые (видео) комбинации и т.д. и т.п. Подобная ответно-раздражительная память присуща, в общем-то, не только животному миру, но и человеку, однако кроме нее человек обладает и другим, более развитым, более продвинутым по уровню аппаратом памяти, так сказать, надстроечной памятью, обусловленной наличием развитого сознания.

Исходя из этого, мы можем предположить, что стая птиц, находясь, в общем-то, в полубессознательном, полуотключенном состоянии в момент перелета, интуитивно выбирает тот путь (участок пути), который отвечает положительной реакции их совокупного организма. Здесь очень большую роль играет биологический автоматизм. Молодые и старые особи связаны по сути единым “сознанием” (либо единым бессознательным), что помогает им одномоментно, синхронно чувствовать, куда и в каком направлении следует лететь9.

Что касается роли магнитного поля в “тактике перелета”, то и оно может подталкивать птиц на том или ином конкретном участке пути. Известно, что магнитное поле анизотропно, то есть распределяется в пространстве неравномерно. Это видно и на приведенном выше рисунке – силовые линии магнитного поля концентрируются в разных участках Земли с разной густотой. Следовательно, птицы, пролетая над “более намагниченным” участком, могут это ощущать, испытывая перепады самочувствия, и поэтому стремятся поскорее покинуть данную зону, поскорей пройти очередной “магнитный барьер”. Они как бы чувствуют всем своим организмом некую циклическую магнитную силу, которая гонит их вперед, – в данном случае она выполняет роль кнута. А эмоциональная реакция на “смену пейзажа” под крылом выполняет роль пряника.

Это последнее утверждение относится к области авторских предположений.

Когда у птиц вырабатывается “ресурс перелета” и при этом на них по существу перестает давить магнитное поле, когда они “различают” свое, заветное, место – вполне определенное из-за ежегодного соперничества между стаями и разделения сфер влияния, – они садятся на землю и обустраиваются. Запасы жира при этом у них оказываются полностью исчерпанными. Но ведь в новой, теплой и сытной зоне насекомых (рыбы etc) много - не то, что в покинутых широтах! И птицы… начинают снова наедаться за двоих, создавая себе очередную жировую прослойку. Ведь таков естественный режим питания перелетных птиц: есть как можно больше!

Через некоторое время пребывания в месте нового гнездовья у птиц в организме могут вновь начаться кое-какие изменения: избыточное количество внутреннего тепла создает условия для подготовки к выведению птенцов. Такая перестройка для самочек не проходит бесследно. Тон их, вместе с накоплением жиров и белков на двоих, точнее, на троих (для себя, для появления будущих птенцов и для дальнего перелета) постепенно падает. А, по закону аффинити (притяжения между особями, закон, определяющий взаимоотношения в стае или группе), тон группы всегда будет укладываться в общий диапазон - тон N ± 0,5 тона, поэтому проявлять признаки беспокойства начнут и самцы. Нельзя исключать при этом и естественное изменение магнитного давления, вызванное сезонным изменением массы и скорости Земли (по Кадырову), хотя данный фактор не является бесспорным. Вскоре птицы… уже тяготятся слишком низким магнитным фоном, да и собственным весом! Остается вернуться в привычные северные либо средние широты. Север манит как магнит. И процесс повторяется, но уже как бы с обратным знаком.

Возникает вопрос: почему птиц не устраивает ни низкий, ни высокий магнитный фон в периоды их циклически плохого самочувствия? По всей видимости оба варианта отклонения от среднего негативно влияют на организмы с повышенным жизнеоборотом, подобно тому, как для человека нежелательно ни чересчур низкое, ни чересчур высокое давление. Кроме того, важно знать, какой именно магнитный фон вообще идеален для птиц в нормальном тоне, по крайней мере, для значительного большинства птиц: магнитный фон полярных областей? средних широт? экваториальных и субэкваториальных областей?.. То есть от чего птицы “отталкиваются”? Если от фона средних широт, то при понижении его или при повышении (то есть при продвижении в экваториальные либо, наоборот, полярные области) у птиц по мере прохождения пика цикла возникнет потребность в возвращении со временем в исходную точку – туда, где было первоначальное гнездовье.

Источник: sciteclibrary.ru
Теги: Биология Автор: Tais | Просмотров: 5892 | Нет комментариев | print |

Похожие статьи

все похожие статьи 
Категории
ТОП 10 - Авторы
  1     Луна   1964     2.93   
  2     pobeda   487     2.96   
  3     Tais   444     3.11   
  4     Foma   139     2.92   
  5     Lubov   52     2.91   
  6     Angel   45     2.93   
  7     Dolores   45     2.77   
  8     Paradiz   31     2.84   
  9     Xenta   29     2.85   
  10     Pryanik   26     2.8   
все авторы 
Последние статьи

Торт Пьяная вишня

Понедельник, Апрель 01, 2019 г.
|
Луна | 1471 |

Вода

Среда, Январь 24, 2018 г.
|
Луна | 942 |

Фруктовые соки

Среда, Январь 24, 2018 г.
|
Луна | 808 |

Вода и жизнь

Среда, Январь 24, 2018 г.
|
Луна | 1362 |

Голубцы с грибами

Среда, Январь 24, 2018 г.
|
Луна | 1374 |
Популярные статьи

Мавритания

Понедельник, Март 14, 2011 г.
|
Луна | 6262 |
|
pobeda | 70069 |

Материки

Вторник, Май 11, 2010 г.
|
Tais | 327496 |

Айшвария Рай - биография

Вторник, Ноябрь 02, 2010 г.
|
pobeda | 39018 |

Облако тегов