Поиск 

Женщина-Фараон

Среда, Июль 21, 2010 г.

Правительница Хатшепсут — уникальный даже для Древнего Мира прецедент, — взошедшая на трон, как фараон-мужчина, прославилась в веках. Её имя можно поставить в один ряд с такими величайшими фараонами, как Нармер, Джосер, Яхмес Первый, её преемник — Тутмес Третий, Рамсес Великий, Мернепта, Нехо Второй, Анхшеншонк Второй и Птолемей Второй Отважный.

История древнеегипетской цивилизации знает множество примеров женщин — Священных правительниц — от Нитокрис, правившей на закате Древнего Царства более чётырёх тысячелетий назад, до Клеопатры, со смертью которой Древний Египет навсегда сошёл с исторической сцены, за тридцать лет до Рождества Христова. Но ни одна из шести Священных правительниц Египта не добивалась абсолютной власти, которой обладали не все фараоны, ни при одной из них Египет не возвышался и не процветал так, как при Хатшепсут. Она, бесспорно, была самой величайшей женщиной-правительницей в истории величайшей цивилизации.

Но всё же, чем объяснялось наличие, за двухтысячелетний период, шести полновластных Священных правительниц Великой страны Та-Кем*, если в этот же период, во всём Древнем мире известна лишь одна полновластная царица Вавилона Семирамида, причём многие историки считают её правление марионеточным, а некоторые и вовсе — недостоверной легендой. Почему не менее древняя, чем Династический Египет, Индия, и поздние Хатти (несмотря на традиции матриархата у хеттов), Финикия, Эллада, Персия, Рим не знали женщин на троне? Отчасти это было вызвано тем, что в культуре и религиозной традиции Древнего Египта, в отличие от других известных культур Древнего мира, античности и, тем более, средневековья, миропорядок Маат — основной закон мироздания древнеегипетской космогонической и этической концепции — предполагал относительное, но всё же равенство между мужчиной и женщиной. В шумеро-аккадской или ассиро-вавилонской цивилизациях предел социального статуса женщины — быть Верховной жрицей Иштар — богини любви, но уже в Элладе женским божествам, включая богинь любви и плодородия — Афродиту и Деметру, служили жрецы-мужчины. А в управленческой структуре Древнего мира повсюду, кроме Египта, женщинам и вовсе не было места. В Древнем Египте же аристократки становились не только жрицами женских божеств, но и чиновниками — в истории Древнего Египта немало женщин-номархов (правителей номов — областей Египта), писцами, учителями, послами в других странах. Единственными сферами сакральной и политической жизни, куда древние египтянки не допускались, были, естественно, армия — по понятным причинам, — и медицина. Медицина — исключительно потому, что покровителем врачевателей был «мужской» бог Анубис, и лекари были его жрецами, так как в древности любое лечение — травами, минералами, путём хирургического вмешательства — без сакрального знания считалось бесполезным и даже опасным для больного, ибо исцеление должен был одобрить сам Анубис.

Говоря о равенстве мужчин и женщин в Древнем Египте, следует развеять миф об общепринятой традиции многожёнства. Об этом свидетельствуют так называемые «поучениям писцов» — это целый ряд письменных артефактов, собственно говоря, представляющих из себя «классные работы» учеников древнеегипетских школ. Поскольку в Древнем Египте грамотность была очень широко распространена, а к написанному слову относились трепетно, все папирусы, написанные человеком с самого детства, после его смерти собирались и укладывались в гробницу. А чтобы совмещать обучение с воспитанием, писцы-учителя диктовали (или заставляли копировать) тексты, содержащие преимущественно моральные поучения.

Так вот, согласно этим текстам, полигамия не приветствовались. То, что у фараонов было много наложниц и даже не одна жена, — отнюдь не означало, что власть имущим всё разрешено, как, кстати, и сейчас, повторные браки фараонов часто диктовались внешнеполитической (для скрепления альянса держав) или внутреннеполитической (династической или же для получения поддержки жреческой или армейской аристократии) необходимостью. Приводимый часто пример «главного многожёнца Египта» — Рамсеса Великого — говорит не о похоти, а о подчинении требованиям политики. Рамсеса обвиняют в том, что его жёнами были даже четверо его дочерей. Это следует толковать в пользу Рамсеса как политика — таким образом он повышал статус дочерей в обществе, добавляя к титулу царской дочери титул жены фараона, и многих своих титулованных жён-дочерей после выдавал за наследных принцев соседних стран и Месопотамии. Не исключение и женитьба Рамсеса на хеттской царевне, дочери вассального царя Хатти Хаттусили Третьего, после гибели Священной супруги Рамсеса, нежно любимой им Нефертари. Несмотря на то, что Рамсес влюбился в царевну хеттов и она родила фараону сына и дочь, тем не менее, хеттская принцесса де-факто была заложницей и гарантией лояльности Хаттусили. Но это — политическая необходимость, а «поучения писцов» однозначно говорят о традиции моногамии, цитата из «поучений»: «Сущие Вечно (т.е. боги) положили иметь одну жену, как Геб, Осирис, Сет, Гор и Анубис имели по одной жене. Суть праведные люди имеют одну жену, посмотрите: жрец и жрица, землевладелец и его супруга. Но некоторые богатые люди, помимо Священной супруги, заводят множество наложниц, что не угодно богам». То есть нравственным в Египте считался всё-таки моногамный брак.

Но на Верховную власть над Египтом правительница, начиная с Нитокрис, могла претендовать только при строго определённых обстоятельствах: в случае, если Священная супруга переживала фараона, а фараон не оставлял наследников мужского пола. Тогда правительница получала титул Священной, что было почти аналогично титулу фараона, и становилась полновластной царицей Египта. В случае же, если умерший фараон оставлял наследников мужского пола младше девяти лет, вдовствующая царица получала статус правительницы-регента, что также давало ей абсолютную власть, однако в отличие от первого случая — не пожизненную, а до достижения наследником, титуловавшимся Юным правителем, двенадцатилетнего возраста. Когда происходила его интронация, наследник объявлялся фараоном, а вдовствующая правительница, потеряв свой статус, буквально выдавливалась окружением нового фараона — советниками, Верховными жрецами и военачальниками.

Следует, однако, отметить, ибо это позволяет нам высота истории, что властвование всех Священных правительниц Египта, начиная Нитокрис и заканчивая Клеопатрой, почти всегда имело трагический финал для самой царицы, либо несло негативные последствия для страны, а часто сочеталось и первое и второе.

Нитокрис правила без переворотов и мятежей пять лет и умерла своей смертью. Но с её смертью в Египте начался хаос: ближайшие родственники покойного фараона — жреческая, административная и военная верхушка — начали рвать друг другу глотки за величайший в мире трон, в связи с чем Древнее Царство ушло в небытие, и начался тяжёлый для страны так называемый Первый Переходный период, длившийся полтора века, за которые сменились целых три династии и 14 фараонов.

Священная правительница Нефрусебек, взошла на престол тремя столетиями позже. Верховная жрица и воительница (исключение даже для Древнего Египта), она совершила победоносный поход в землю Куш (Нубию). Нефрусебек объединила со своей Верховной ещё и административную (она была одним из двенадцати номархов, ещё до вступления в брак с фараоном Аменемхетом), сакральную и военную власть, пользовалась безусловной поддержкой всего Египта. Она взошла на престол как регент, но наследник умер до своего совершеннолетия, по древнеегипетским меркам. Взяв в мужья одного из номархов (опять же, чтобы укрепить власть), она опротестовала право младшего наследника на престол и была поддержана армией, жречеством, региональной аристократией и всем народом, получив абсолютную власть. Однако и это не спасло её — Нефрусебек была убита на охоте наёмником своего мужа, возжелавшего стать фараоном — не больше не меньше Живым Богом — воплощением Хора на земле и сыном Амона Ра — соблазн слишком велик... Священная правительница Нефрусебек правила чуть более четырёх лет...

Гибель Нефрусебек обернулась для Египта гражданской войной: новому фараону — её мужу и убийце — противопоставили наследника, власть которого правительница оспорила сама. Начался Второй переходный период — самый драматичный, если не сказать — катастрофический период в истории величайшей цивилизации древности, продлившийся два с половиной века. За гражданской войной пошла волна переворотов, так как власть фараонов потеряла династическую легитимность, закончившуюся новой гражданской войной, расколовшей Египет на два государства — Верхние и Нижние Земли. Великая золотая Двойная Корона Хора** Нармера, с изображением сокола — символа Верхнего Египта, и кобры — символа Нижних Земель, создавшего более пяти тысяч лет назад из двух — путём войн, дипломатии и династического брака — единое государство, по образу легендарного государства Усера (Осириса) и Хора, Двойная Корона разбилась об амбиции Великой царицы. Вскоре Египет вновь стал единым, но силы государства были подорваны — через три десятилетия пришли кочевники гиксы, захватившие большую часть Нижнего Египта. Гиксы основали в Дельте своё государство со столицей — Аварисом, надругавшись над Сфинксом и Великими Пирамидами, сжигая на кострах мумии Великого Джосера, Ху-Фу и Хафра, На их изгнание ушло почти столетие. Только Яхмос Первый — родоначальник Нового Царства и Восемнадцатой династии (к которой принадлежала и Хатшепсут) разбил армии гиксов, сокрушил Аварис и истребил кочевников.

Нефертити, считающаяся красивейшей из женщин, живших когда-либо на Земле, помня опыт мудрой Хатшепсут, после свержения её мужа фараона Эхнатона объявила себя и Женой Бога (титул, изобретённый Нефрусебек) и фараоном, взойдя на трон под мужским именем Семнехкара. Она была уличена в лояльности свергнутому мужу (по данным многих историков Эхнатон и Нефертити пережили всех своих детей) и свергнута менее чем через год.

Но трагичнее всех судьба их совместной дочери — Священной правительницы Анхесепаатон, взошедшей на трон после смерти мужа и брата по отцу Тутанхамона. Всего лишь за полгода своего правления она проявила себя тонким дипломатом и мастером политических интриг, но не смогла переиграть циничного царедворца Эйе, свергнувшего поочерёдно её родителей, а, затем отравившего Тутанхамона — мужа и брата Анхесепаатон. Она была убита по приказу Эйе в отсутствие Верховного Военачальника — Хоренхеба, верно служившего ещё Эхнатону, сокрушая хеттов на севере и нубийцев на юге, пока фараон не переключил всё своё внимание на внутренние реформы, абсолютно не заботясь о границах империи. Наёмники Эйе убили жениха Анхесепаатон — хеттского царевича, за которого юная, но мудрая правительница решила выйти замуж, заручившись ещё и военной, и политической поддержкой царства Хатти. Узнав о смерти сына, хеттский царь пошел на Египет войной, в результате чего Хоренхеб покинул столицу, а значит — охраняемую им Священную правительницу. Великий полководец разбил хеттов, но когда Хоренхеб вернулся, правительница была уже погребена, а Эйе успел объявить себя её супругом и стал фараоном. Вероятно, Египет вновь был бы ввергнут в хаос, если бы не Хоренхеб. На ослабевшую державу напали хетты и ливийцы, но Хоренхеб разгромил их, а, вернувшись с победой, по одной из версий, убил Эйе — заговорщика и цареубийцу. По более популярной версии старый интриган умер своей смертью, повластвовав всего 4 года, но всё равно — Хоренхеб — прямой потомок Великого Тутмеса Третьего (Мудрого, или Воителя) воссел на трон, как представитель Восемнадцатой и основатель Девятнадцатой Династии — Великой Династии Рамсессидов.

Клеопатра, в руках которой уже почти была величайшая в истории человечества сверхимперия, ради удержания власти даже отравила пятилетнего брата, но в итоге — окончательно погубила Египет.

Единственная полновластная не египетская царица Вавилона Семирами, если не принимать в расчёт сомнение некоторых учёных в её существовании, погибла в бою, защищая горящий город: по одной версии — от меча сына, желавшего захватить престол при помощи египтян, по другой — оттесняя от горящего города египетские войска, бросилась на коне на колесницу фараона Шеншонка Второго и погибла от его пики. После непродолжительного периода усобиц Вавилон пережил столь же непродолжительный период расцвета. Но, спустя сто — сто двадцать лет после гибели Семирами, Вавилон захватили персы, и одна из древнейших цивилизаций, наследница Ура, Шумера и Аккада, навсегда сошла с исторической сцены.

И только сама Хатшепсут составила исключение из этого довольно печального списка.

Восхождение

В 1525 году до нашей эры умирает Тутмес Второй — четвёртый фараон Восемнадцатой династии, наследник славы Яхмоса — освободителя Египта и созидателя империи. Умирает, оставив двух дочерей от своей единокровной сестры и Священной супруги — правительницы Хатшепсут, и восьмилетнего сына Тутмеса — наследника, сразу же после погребения и траура, вопреки традиции, требующей достижения наследником двенадцатилетнего возраста, наречённого фараоном Тутмесом Третьим. При этом, по официальным источникам времени правления Хатшепсут (а также времени правления Тутмеса Третьего), наследник — побочный сын от наложницы Исиды, не имеющей отношения к Восемнадцатой династии. Хатшепсут, не препятствуя ранней коронации Тутмеса, ибо фактически правит страной, всё же добивается неположенного ей при малолетнем, но уже интронированном фараоне титула — правительницы-регента. Скорее всего, имела место борьба партий, в результате чего сошлись на компромиссном варианте — малолетнего Тутмеса объявляют фараоном, а вдовствующую Хатшепсут — правительницей-регентом.

До трагедий Нефертити, Анхесепаатон, — еще столетия, до Клеопатры полтора тысячелетия, но Хатшепсут хватает примеров Нитокрис и Нефрусебек. Почтеннейшая — так переводилось имя Хатшепсут — позаимствовала у своих предшественниц на троне Великой страны Та-Кем и положительный, и отрицательный опыт.

Прежде всего она делает вывод, отчего положение на троне двух предшествующих Священных правительниц было столь шатким. После смерти фараона и в случае отсутствия наследника, право вдовы владыки Египта на абсолютную власть формально не оспаривается, но... Священная правительница неизбежно оказывается зажатой в тисках придворных интриг со стороны ближайших родственников покойного фараона — его родных и двоюродных братьев, назначенных Верховными жрецами и военачальниками. Каждый из них хочет власти, а путь к ней лежит через женитьбу на правительнице. Если она отказывает всем, враждующие представители царской семьи объединяются, все — против одной. Если правительница соглашается и принимает предложение одного, то настраивает против себя остальных, становясь и для собственного мужа помехой на пути к абсолютной власти.

Она не стала повторять ошибку Нефрусебек, не выйдя замуж повторно. Хотя в принципе Хатшепсут имела на это решение значительно больше прав, да и грозило ей это меньшими последствиями — ибо Нефрусебек была просто вдовствующей правительницей-регентом, происходящей из знатного аристократического рода, но не из царской семьи. Хатшепсут же, как и её покойный царственный супруг и брат, была не просто из царской семьи, она была дочерью Тутмеса Первого, его наследницей, следовательно, её супруг, решись она выйти замуж, мог бы и не приобрести титула Соправителя! Тем не менее, Хатшепсут решает, что создавать самой ещё одного претендента на Трон ей не следует, хотя и риск невелик. Вместе с тем она, по примеру Нефрусебек, производит пышную церемонию, в результате которой приобретает титул Жены бога. В отличие от Нефрусебек, Хатшепсут объявляет себя Женой бога уже после смерти супруга-фараона — казалось бы, неслыханно, но происхождение правительницы позволяет ей это.

Получив необходимый ей статус, Хатшепсут заручается поддержкой жречества. И она делает следующий шаг — на третьем году правления, практически без сопротивления жречества, скорее при его поддержке, против армии (опять же, играет роль её происхождение), она объявляет себя дочерью бога Амона-Ра.

Согласно древнеегипетской мифорелигиозной традиции, в особенности получившей развитие в Восемнадцатой и более поздних династиях, в момент зачатия наследника, которому в будущем суждено стать фараоном, сам бог Тайного Извечного Солнца — Амон принимает облик фараона, или же (в разных текстах и трактовках) вселяется в его тело и приходит к супруге. «Хатшепсут должно быть имя моей дочери (долженствующей родиться)... Она будет прекрасной царицей надо всей этой страной», — произносит величайший из богов Египта Амон-Ра при расставании с царицей Яхмес — так записано на стеле храма Амона в Дейр-эль-Бахри. Древнеегипетскую традицию она не нарушает, хотя, ранее, этот мифопоэтический образ использовался лишь в отношении наследников мужского пола, но и «тихий переворот» четвёртого года правления Хатшепсут уже подготовлен. Она — правительница-регент, Жена Бога и Дочь Солнца. И вот — наступает момент кульминации — момент, которого никто не ожидал, за исключением части высшего жречества, поддерживающего Хатшепсут. Двенадцатилетнего Тутмеса Третьего готовятся лишить титула фараона, переведя в статус наследника и Юного правителя, а Хатшепсут рассчитывают объявить Священной правительницей, к тому же имеющей титулы Жены бога и Дочери Амона-Ра. Но мудрая царица понимает, что и со статусом Священной правительницы, и несмотря на её титулы, она останется всего лишь женщиной на троне, желанной добычей высшей египетской знати, а значит, ей придётся принимать решение — идти по пути Нитокрис, лишаясь реальной власти, делясь с многочисленными советниками — представителями царской семьи из жречества и генералитета, — или идти по пути Нефрусебек: получить всё, но и рисковать всем, в том числе — жизнью. И Хатшепсут разыгрывает свою козырную карту, делая то, чего никто не ожидал. Дело в том, что ещё при Тутмесе Первом ей было дано мужское тронное имя Мааткара — Истина — дух Солнца. Вопреки ожиданиям даже своих сторонников, она объявляет себя не Священной правительницей с высочайшими сакральными титулами, она отказывается от них и объявляет себя фараоном Мааткара! И изумлённым жрецам ничего не остаётся, кроме того, как увенчать голову Хатшепсут не Короной Священной правительницы и пекторалью Жены Бога, а Двойной Короной Фараона Египта! Вся полнота власти сильнейшего в то время в мире государства сосредотачивается в руках одной женщины. Теперь власть Хатшепсут пожизненна, а родственники Тутмеса Второго не могут претендовать на её руку и статус Соправителя. Женщина-фараон обезоруживает всех своих врагов. Тутмес Третий, между тем, остаётся единственным полноправным наследником. После её смерти произойдёт легитимная смена власти, Хатшепсут заботится не только о себе но и о стране — Тутмес Третий спокойно взойдёт на Трон, и не будет многочисленных претендентов, воюющих тайно или явно друг с другом, приводя Египет к катастрофе, как было после Нитокрис и Нефрусебек. Но постепенно взрослеющий и отстранённый от власти наследник — талантливый полководец, учёный и политик Тутмес Третий — станет её злейшим врагом, армия и жречество с административной аристократией войдут в непрекращающийся десятилетний конфликт.

Но это будет после, а пока Хатшепсут одержала блестящую победу, добившись власти, какой не было ни у одной женщины ни до, не после неё, включая английских королев и русских императриц 17-19-х веков. Победу, открывшую Хатшепсут путь к созиданию.

Созидание

Яхмес — основатель Восемнадцатой династии — не только освободил страну от гиксов, изгнав их из Нижнего Египта, и восстановил северные границы Та-Кем. В захваченном и разрушенном им Аварисе — столице кочевой империи гиксов — были сосредоточены богатства, награбленные ими за столетия не только в Нижнем Египте, но и в странах, через которые пролегал их путь с Армянского нагорья — Вавилоне и Хатти. Золото и другие ценности разграбленной на пути в Египет столицы хеттов, десятки тонн золота — отступная дань Вавилона, заплаченная гиксам, чтобы те не продолжили наступление на Двуречье, драгоценные камни, сотни тонн серебра и меди, редчайшее и сверхдорогое в Древнем Мире доантичного периода железное оружие, обеспечившее когда-то гиксам их победы, пополнили казну Египта при Яхмесе. Его преемник на Троне — фараон Аменхотеп Первый совершил победоносный поход на юг, покорив кушитов. Он не смог удержать Куш в составе Империи, но нубийское золото (по-древнеегипетски золото — Нуб, от чего произошло современное название Нубии, когда страна Куш входила в состав Египта, её называли Золотыми Землями — Те-Нуб), в качестве ежемесячной дани потекло в сокровищницы Египта.

Египет стал чрезвычайно богатым, но столь же истощённым последствиями набега гиксов и последующих войн царством. Все четыре предшественника Хатшепсут на троне Восемнадцатой династии вели войны, восстанавливая прежние границы Великой империи и пополняя её казну. Но ни Аменхотепу Первому, ни её отцу, ни её мужу не было дела до разрушенных кочевниками и землетрясениями великих храмов додинастического периода, Древнего и Среднего царств, великих памятников оазиса Саккары — осквернённых Сфинкса и комплекса пирамид восемнадцати властителей Древнего царства, которые ещё тысячелетия и тысячелетия будут говорить о былом величии древнейших фараонов. Им не было дело и до того, что пахотные земли сокращаются, наступают саванна и пустыня, а урожаи зерновых и фиников падают из года в год. Ибо крестьяне охотно покидают свои земли, идя в наём в армию Египта, за щедрую плату из казны, пополненной сокровищами гиксов, собранными с полумира и золотом кушитов. Но чтобы поток нубийского золота не истощался — фараонам было необходимо содержать на юге крупный воинский контингент, на случай восстания кушитов. Необходимо было держать две малых пограничных армии на севере, ибо, не затронутая набегом гиксов Ливия окрепла, восстановило свои силы и Хеттское царство. И, конечно же, необходима была немногочисленная, но непобедимая регулярная армия с легендарными боевыми колесницами, заимствованными у гиксов, и лучниками Египта, способными сокрушить в несколько залпов, превосходящего по численности врага. Землевладельцы пополняли ряды военачальников, их услуги оплачивались фараонами безмерно щедро, ибо землевладелец приводил в армию своих крестьян! В случае внезапного нападения ливийцев или хеттов, эта армия сокрушила бы их, но, главное, сам факт её существования заставлял соседей относиться к Египту с трепетом и уважением.

Но избыток золота и «военная экономика» приводила в упадок сельское хозяйство Египта, некому было восстанавливать разрушенные города и храмы.

Хатшепсут достались и мощная армия, и богатейший золотой запас. И она мудро распорядилась своей казной. Прежде всего, следует сказать, что Хатшепсут — первый, а может быть, и единственный фараон в истории Египта, рискнувший расходовать казну значительно больше, чем она пополнялась. Даже Ху-Фу (Хеопс), построивший самое величественное и самое дорогое в истории Египта сооружение — свою великую пирамиду с погребальным комплексом, как и его предок Джосер, с которого, собственно, началось строительство пирамид и массовое строительство великих храмов, не расходовали (хотя и щедро оплачивали высококвалифицированный труд тысяч рабочих) золота больше, чем позволял постоянный приток из Нубии. Однако, в отличие от них, Хатшепсут — Мааткара не просто строила себе памятники, которых, согласно древней пословице, боится само Время, восстанавливая или перестраивая храмы, выстраивая новые, — она, по сути, производила инвестиции в укрепление своей власти.

Но, главное, Хатшепсут не побоялась вложить огромные средства в восстановление сельского хозяйства. Она резко подняла во всех номах закупочные цены на зерно, мясо и финики, стимулируя сельское хозяйство, несмотря на то, что цены были и без того очень высокими. Высокие цены на продукты — тяжкое наследство, которое, вместе с огромным запасом золота, досталось Хатшепсут от предшественников на троне. Ибо землевладельческая аристократия сильно поредела, пополняя ряды аристократии армейской, количество пахотных земель снизилось. Самые богатые и плодородные земли Дельты были заброшены вовсе, в результате владычества гиксов, а достаточно большая армия, не производя ничего, требовала не только золота, но и огромного количества провизии — от хлеба и баранины, до финикового и виноградного вина, входивших в ежедневный рацион древнеегипетского солдата. Из-за этих факторов предшественникам Хатшепсут и — поначалу — ей самой приходилось даже импортировать зерно и некоторые другие продукты, закупая в Хеттском царстве.

Колоссальные средства были потрачены на восстановление городов Нижнего Египта, но стимулирование сельскохозяйственного производства, а также восстановление городов Дельты было необходимо. Города Дельты и побережья севера Красного моря были важнейшими торговыми центрами Средиземноморья. Хатшепсут за пятилетний срок — к девятому году царствования на две трети опустошила казну Египта. Но женщина-фараон восстановила разрушенную почти за три столетия усобиц и войн экономику своей страны.

При этом на содержание армии «фараон Мааткара» тратила не меньше, чем её предшественники из Восемнадцатой династии, но иначе было нельзя. Сокращение армии, не только ослабило бы Египет, но, главное, вызвало бы недовольство военачальников. Те, кому пришлось бы уйти с высокооплачиваемого поста, возненавидели бы Хатшепсут за потерю своей материальной стабильности и социального положения. Оставшиеся военачальники сочли бы сокращение армии угрозой безопасности страны, следовательно, — изменой. В конце концов и те и другие объединились бы, чтобы произвести военный переворот, от которого Хатшепсут не спасли бы ни поддержка жречества, ни поддержка народных масс и даже землевладельческой и административной аристократии. Разве выстояли бы охрана храмов, мелкие воинства номархов и толпы крестьян, даже объединившись, против самой вышколенной и оснащённой на то время армии на Земле?

Но всё же Хатшепсут удалось сэкономить и на армии, причём с политической выгодой для себя. Она приостановила сооружение оборонительных, наступательных и универсальных форпостов на северных рубежах, уменьшила контингент на границе со страной Куш, отозвав в основную армию и успокоив при этом военачальников: «Войны с Хатти, ливийцами или восстания кушитов не будет!» И смогла доказать это. Кушиты ещё во время Среднего царства полностью переняли древнеегипетскую религиозную традицию, и Хатшепсут набирает лучших архитекторов, посылая их в Нубию, строить погребальный храм царю Куш. Отчасти строительство финансировал Египет, однако эти средства были не сравнимы с притоком нубийского золота, зато нубийский царь, которому Хатшепсут воздвигала погребальный храм, подтвердил полную лояльность «фараону Мааткара» и вассальное, относительно Египта, положение. Хатшепсут отсылает двоих генералов в качестве послов в Ливию и Хеттское царство, создавая там и широкую разведывательную сеть. Причём верительные грамоты подкрепляются дарами — удивительными по своей красоте и изяществу произведениями египетских ювелиров. В качестве подарка царю Хатти она посылает одного из своих лучших скульпторов с его мастерами, который создаёт почти десятиметровую статую хеттского царя. Итак — войны не будет! Не будет даже почти регулярных и победоносных для египтян мелких пограничных стычек с ливийцами. Не будет военных экспедиций — покорять нубийцев, переставших платить свою золотую дань Египту. И это только на руку Хатшепсут, ибо каждая, пусть малозначительная, победа придаёт генералам самоуверенности и популярности в народе, увеличивая авторитет молодого, быстро взрослеющего Тутмеса, уже проявившего себя в качестве талантливого полководца и снискавшего большое уважение военной аристократии. Значит — намного уменьшится угроза военного переворота и претензии Тутмеса Третьего на власть. Правда, ослабление рубежей Египта, уже после смерти царицы, соблазнит соседей собрать громадную армию из трёх крупных и восьми мелких царств, двадцати городов-государств и более ста племён и пойти на Египет войной. Но Тутмес Третий разгромит их стотысячную армию, всего двадцатитысячной регулярной армией Египта, превосходившей качественно несметные орды противника, что откроет ему дорогу к небывалым доселе завоеваниям и максимальному, за всю историю Египта, расширению границ империи Та-Кем.

Хатшепсут раздаёт бесплатно крестьянам земельные наделы, давая беспроцентные и бессрочные «вернёте, когда сможете, и совесть ваша заставит быть по сему» займы на приобретение на невольничьих рынках отстроенных городов Дельты у иноземных работорговцев, или аренду рабов у аристократов и зажиточных, но безродных землевладельцев, для ирригационных работ. Кредиты идут на оплату ремесленников, создающих водоподъёмные колёса и необходимое для обработки земли оборудование — развивается ремесло. Царица сама оплачивает работы по восстановлению магистральных каналов, что ранее номархи делали за свои средства. Теперь и региональная аристократия на её стороне. Заброшенные пахотные земли Дельты распродаются за бесценок крупным землевладельцам и аристократам — разливное земледелие, не требующее ирригации, позволяя собирать по два продуктивных урожая в год при малых финансовых и трудовых затратах приносит прибыль почти сразу же. Порты Дельты и севера Красного моря уже приносят большой доход от торговли. Но для полномасштабного восстановления земледелия, каким оно было до переходного периода и нашествия гиксов, требуется 6-7 лет, чтобы удвоились, благодаря мелиорации, пахотные земли, выросли плантации финиковых пальм, а так же, не столь экзотического, как считалось ранее для Египта, винограда. Тогда торговля заработает в полную силу, наладится экспорт, и казна будет пополняться не только золотодобычей в Египте и данью нубийцев, и Та-Кем вновь станет торговым центром и житницей древнего Ближнего Востока.

Кризис

На девятый год своего правления, Хатшепсут сделала всё для восстановления экономики страны, но и истратила большую часть золотого запаса, хотя торговля и земледелие уже стали пополнять казну, а цены стали снижаться и прекратился импорт — напротив, начался экспорт продовольствия. Всего два года оставались до мощного экономического рывка, позволившего Хатшепсут восстановить золотой запас, а далее — лишь пополнять его, но на данный момент настал объективный кризис. Армия требовала денег на своё содержание, при этом высшие военачальники и молодой Тутмес Третий, видя благотворность экономических преобразований, чувствуют за собой прочный тыл и требуют нападения на Хатти, чтобы заставить хеттов платить дань необходимыми Египту кедром и медью, которые Хатшепсут вынуждена импортировать, а также — оккупации и присоединения Нубии, чтобы обеспечить полный контроль Египта над почти неограниченными запасами золота кушитов, говоря в открытую об истощении сокровищниц Хатшепсут. Региональная и административная аристократия, значительно обогатившись за счёт реформ Хатшепсут, понимая, что с каждым годом доходы будут многократно расти, и не желая отдавать положенное государству, уже гневно заявляет о растрате казны, рассчитывая, что поддержка нового фараона будет щедро вознаграждена. И только жречество остаётся верным царице — строительство храмов приносит и экономический и политический эффект: крестьяне и землевладельцы обязаны возносить щедрые дары храмам, объём дани увеличивается год от года, ибо доходы от сельского хозяйства растут. Конечно, храмы платят в казну, но большая часть доходов остаётся в руках жреческого сословия. В связи с этим Верховные Жрецы закрывают глаза даже на то, что по древнеегипетским меркам Хатшепсут поступила кощунственно, объявив себя фараоном и взойдя на Трон под мужским именем. Правда, следует заметить, что Хатшепсут не даёт повода жречеству для возмущения — она соблюдает все традиции, вплоть до ношения мужской одежды и ритуальной накладной бородки, проводит традиционный для фараонов праздник Хеб-сед, совершает ритуальную охоту и объезд войск на колеснице в парадной броне. И для большинства населения, даже армии Египта, не знакомых с придворными интригами — она — фараон Мааткара, несущий Египту мир и благоденствие.

Тем не менее, напряжение в верхах нарастает. Но Хатшепсут разрешает кризис, принимая единственно правильное решение. Со всей свойственной ей мудростью она решает удовлетворить запросы военачальников и Тутмеса — претендента на престол, заодно отослав часть армии, и, практически всё высшее командование, включая Тутмеса, уже ставшего Верховным Военачальником. Но не на войну с хеттами или покорение Нубии — она знает соотношение сил и мощь армии Египта — победа будет за Тутмесом, и он отнимет у неё трон. Ведь даже в случае поражения позиции Тутмеса, конечно, ослабнут, но её позиции — вовсе рухнут — и номархи и военачальники во главе с Тутмесом обвинят во всём её, заморозившую строительство наступательных и оборонных форпостов, ослабившую приграничные контингенты, растратившую казну, вместо того, чтобы нанять ещё хотя бы пять-десять тысяч воинов и обучить их за прошедшие пять лет полновластия Хатшепсут. Любой исход войны — поражение Хатшепсут. Она, понимая это, отправляет пять десантно-боевых кораблей и пятитысячный военный отряд во главе с Тутмесом не на войну, а в военную экспедицию к загадочной стране Пунт. Вместе с Тутмесом и военачальниками она отправляет в качестве послов шестерых жрецов Верховных богов Египта, купцов и верных ей разведчиков. Жрецы везут дары правителю загадочной — почти легендарной для египтян страны, якобы — родины богов и первочеловека — везут изделия лучших ювелиров Египта. Купцы везут вина, орудия земледелия и оружие.

Экспедиция в Пунт

Учёным достоверно известно, что государство Пунт (по крайней мере, так его называли египтяне) существовало на самом деле. Что это был не простой племенной союз, а государство со своей структурой управления, царём, армией. Что в его столице существовали строения и культовые сооружения из камня, множество домов простых жителей из камня или сырцового кирпича. Что жители страны Пунт знали металлообработку, земледелие, добычу золота, алмазов, меди и олова. Наиболее смелые гипотезы историков и исследователей Ветхого Завета утверждают, что легендарная царица Савская была правительницей этой страны в более поздний период. Об этом «царстве людей с чёрной кожей» упоминают и хроники государств древней Месопотамии. Однако примерно за тысячу лет до нашей эры всякие упоминания об этом государстве исчезают, и оно теряется в веках. Неизвестно даже достоверное расположение загадочной страны. Некоторые предполагают, что она находилась на территории современной Сомали, что маловероятно. Из египетских хроник, свидетельствующих, что Пунт был богат золотом и алмазами, но медью довольно беден, упоминающих чёрное дерево (и действительно, в захоронениях и тайниках Восемнадцатой династии были найдены предметы, вырезанные из эбенового дерева) и слоновую кость, а также, судя по тому, что некоторые ювелирные изделия Восемнадцатой династии, начиная с периода Тутмеса Третьего, выполнены из золота, со значительно большей степенью радиоактивности, чем золото, добываемое ныне в Египте и Судане, предполагают, что Пунт мог находиться на территории современных Анголы, Уганды или ЮАР. Но, так или иначе, археологам ещё предстоит открыть эту загадочную страну, или же остатки легендарного царства навеки поглотят саванны юга Африки, и человечество никогда не откроет эту тайну.

Нам достоверно известно, что на девятом-десятом году правления Хатшепсут эскадра из пяти кораблей пристаёт к берегам неведомой страны. Четыре тысячи воинов во главе с Тутмесом, пятьсот купцов, послы и разведчики Хатшепсут ступают на берег Южной Африки. Разведчики с послом и небольшим вооружённым отрядом в течение недели разыскивают селение в пару десятков рыбацких хижин. Местные жители с чёрной кожей (странно — ведь с чернокожими нубийцами и эфиопами у египтян были давние и тесные связи, тем не менее, вид местных жителей изумляет их, вероятно, египтяне не встречали ранее чистых представителей негроидной расы) принимают разведывательный отряд за богов, вышедших из моря. Скорее всего, это было вызвано тем, что чернокожим жителям Пунта и смуглые для европейцев египтяне показались бледными морскими жителями. Свою роль сыграло бронзовое вооружение, — медь в Пунте была редким металлом, и, хотя жители этой страны умели изготавливать бронзу, но бронзовые наконечники копий (мечей они не знали) были привилегией знати и военачальников. Наконечники стрел были почти исключительно костяные, а, иногда, что поразило египтян, наконечники стрел и копий простых воинов делались из золота, стоившего в этой стране впятеро дешевле меди! А прямоугольный щит египетского копьеносца, почти в человеческий рост был целиком окован медным листом, не говоря о бронзовых мечах, чешуйчатых доспехах, шлемах, наконечниках копий и стрел.

Через несколько дней к месту высадки египтян выходит почётное посольство, которое, за три дня пути провожает Тутмеса и его спутников в столицу Пунта. правителю Пунта уже доложили, что явились чуть ли не полубоги на громадных, неведомых ранее кораблях, целиком закованные в драгоценную медь, несущие бронзовое оружие и медные щиты, числом около пяти тысяч.

Царь Пунта встречает египтян как почётных гостей, сразу же, то ли испугавшись их военной мощи и флота, то ли позарившись на бронзовое оружие, привезённое купцами, соглашается признать суверенитет Египта над его царством и подносит египтянам щедрые дары: слоновую кость, чёрное дерево, шкуры леопардов, крупные необработанные алмазы, около тонны благовонной смолы и саженцы Священных благовонных деревьев. Тем временем, купцы (судя по переговорам Тутмеса и выгодным сделкам, в египетском отряде были переводчики, знавшие язык загадочной страны) обменивают неизвестное аборигеном вино и бронзовые орудия труда и оружие на такое количество золота, что за один раз его не смогла принять на борт египетская эскадра — через несколько месяцев торговая флотилия при поддержке только одного военного корабля вывозит оставшееся. Царь Пунта, поняв, что выше всего египтяне ценят золото, предлагает ежегодный обмен на бронзу и дань — раз в четырнадцать лет, в половину того, что погрузили на военные корабли. Точная масса неизвестна, но понятно, что это было огромное количество, сравнимое с золотом Нубии.

Через полгода экспедиция возвращается в Египет с богатейшей добычей, покорив загадочную страну без войны. За это время Хатшепсут укрепляет свою власть ещё больше — региональная аристократия подчиняется ей, лишившись поддержки армии и Тутмеса — знамени оппозиции. Богатейшая добыча ещё больше укрепляет её авторитет. Конечно же, страна была покорена армией, пусть ни один лучник Тутмеса даже не выстрелил, для царя Пунта было достаточно факта прибытия столь мощной силы в пределы его страны. Но формально, это была дипломатическая победа Хатшепсут, золотой песок, диковинные для Египта изделия и крупные самородки добыли не воины при грабеже горящих развалин, а купцы, обменивая на изделия из бронзы, получая за меру меди, пять мер золота. Это был факт, и Тутмес ничего не мог с этим поделать.

Кризис разрешился полной победой «фараона Мааткара». А всего через год реформы Хатшепсут наконец-то принесли плоды — уровень сельскохозяйственного производства вырос в четыре раза по сравнению с началом её правления, больше половины шло на экспорт, внутренние цены на продовольствие упали, потянув за собой внутренние цены на золото. Казна Хатшепсут в течение года полностью восстановилась, а ещё через два года — увеличилась вполовину! Теперь власть Хатшепсут стала абсолютно непоколебимой.

Священнейший храм

Во время полновластного правления Хатшепсут расцвели прикладные науки, и, прежде всего, архитектура. Были восстановлены древние и недавние памятные постройки и храмы, некоторые обновлены и перестроены. Так при Хатшепсут в Карнаке перед храмом, построенном еще в Среднем царстве, был возведен целый архитектурный комплекс с культовыми помещениями. А в карнакском храме Амона Тутмоса I по приказу царицы были установлены два обелиска из асуанского гранита. Это были поистине величайшие обелиски, когда-либо воздвигавшиеся в Египте до того времени, высотой 30,7 метров и весом в 350 тонн каждый. Надпись на одном из них гласит, что царица «сделала их как памятник ее отцу Амону, владыке Фив, главе Карнака, воздвигнув ему два обелиска из вечного южного гранита с верхушками из лучшего всех стран электрона***, которые видны на обоих (берегах) Нила. Их лучи затопляют Египет, когда солнце восходит между ними, когда оно поднимается на небесном горизонте».

Но прежде всего, Хатшепсут, как и все жители Древнего Египта, заботилась о своём бессмертии. Религиозно-философская традиция, космогонический и этический миропорядок Маат — Истина, лежащая в основе Мировой Гармонии, диктовала египтянам жить на земле ради Вечности. Естественно, это традиция диктовала древнеегипетским властителям, начиная с Джосера, оставлять себе храмово-погребальные комплексы, которым будет суждено простоять тысячелетия, прославляя в веках их имена.

Священнейший — так Хатшепсут назвала свой храм, — расположен в большом отдалении от построек других правителей, в самой глуби фиванского некрополя. Путь к нему, шириной 37 метров, с обеих сторон охранялся сфинксами, выполненными из песчаника и раскрашенными яркими красками. Замысел храма включал редкие в Египте эффекты зелени. «Священнейший» являлся райским садом бога Амона: на широких террасах и вдоль наружного фасада росли благовонные деревья, привезенные из Пунта. Здесь же были вырыты два священных озера. Сам храм был поистине чудом инженерной мысли. Вырубленный в известняковых скалах, он состоял из трех огромных террас, расположенных одна над другой. На каждой из них находились открытый двор, крытые помещения с колоннами — портики — и уходившие в толщу скалы святилища. Ярусы храма соединялись пандусами — наклонными дорогами, заменявшими лестницы и разбивавшими террасы на южную и северную части.

Уникальное для тех времён и современное в плане уникальных архитектурных решений, как-то: квадратные в сечении колонны, ступенчатое террасирование и многое другое — сооружение, детище гениального архитектора Сен-Мута, действительно прославилось в веках. И не только как архитектурный памятник — в начале двадцатого века, так или иначе, элементы погребального храма Хатшепсут были использованы, причём сознательно скопированы, при возведении столь знаменитых сооружений, как «Эмпайр-стейт билдинг» и Рокфеллер-центр в США, мавзолей Ленина в России. Хотя в начале двадцатого века сам храм находился в довольно плачевном состоянии, разрушенный сильными землетрясениями, сохранились зарисовки его прежнего величественного вида, сделанные ещё экспедицией Наполеона. По этим рисункам с 80-х годов прошлого века идёт его восстановление, храм собирают как мозаику. Уже сейчас он обрёл свой прежний вид, и, возможно, вскоре его смогут посетить первые туристы.

Однако, в результате храмового строительства Хатшепсут были безвозвратно утеряны некоторые архитектурные памятники Древнего Царства и даже додинастического периода. По приказу фараона Мааткара небольшие, для её времени, полуразрушенные храмы сносились, а на их месте воздвигались новые и величественные. Но вместе с появлением уникальных памятников и храмовых комплексов Восемнадцатой Династии, человечество потеряло нечто гораздо более ценное — древнейшие храмы, относящиеся к легендарному, уже при Хатшепсут, периоду истории Египта, которые воздвигались при Хоре Мисер Хотепе, Нармере, а, возможно, ещё во времена обожествлённых первых царей Усера (Осириса) и Хора! И мы уже никогда и ничего не узнаем о них по остаткам древних фундаментов, придавленных величественными храмами Хатшепсут. Позднее подобным занимался и Рамсес Великий и Мернепта и Нехо Второй, эта практика была продолжена и при эллинистических фараонах династии Пталемаев, к которым принадлежала последняя царица Египта Клеопатра. фараоны не видели в этом надругательства над историей, согласно воззрениям древних египтян, эта практика была направлена на восхваление былого величия, но для человечества эта утрата невосполнима...

Две величайших тайны Хатшепсут

Сен-Мут был не только первым придворным архитектором «фараона Мааткара». Достоверно известно, что он был беззаветно влюблён в царицу, и что Хатшепсут, как минимум, в определённой степени отвечала на его чувства. Об этом говорит хотя бы то, что она позволила Сен-Муту устроить себе гробницу прямо под собственной усыпальницей. Но насколько глубока была их связь? Этого мы точно не знаем. Была ли способна Хатшепсут пойти на такой риск, подвергнув себя смертельной опасности, — стань их связь общеизвестной, хотя бы среди знати, военный переворот был бы неизбежен, да и само жречество, поддерживающее царицу, могло бы законно низложить Хатшепсут за святотатство, обойдясь без яда или стрелы в спину.

Опыт Клеопатры, рискнувшей всем и потерявшей всё ради любви, говорит о том, на что способна влюблённая женщина...

Однако с глубоким сожалением вынужден разочаровать читателей, принимающих версию наиболее смелых историков и египтологов, о тайной и безумной страсти и чистой взаимной любви между Великой правительницей и одним из величайших архитекторов, которого на стелах Хатшепсут сравнивали с самим Великим Имхотепом, строителем пирамиды Джосера и основателем архитектурной науки (как и множества других — прикладных и фундаментальных), обожествлённым ещё при жизни и объявленным Сыном бога Тота.

Двойная Корона Хора Нармера, даровав Хатшепсут абсолютную власть, отняла у неё первородное и незыблемое право любой женщины — право на любовь. Платить приходится за всё, и ничто не даётся даром. Чистая взаимная любовь Сен-Мута и правительницы, скорее всего, не перешла за пределы платонической.

Это подтверждает множество фактов. Во-первых — после смерти Хатшепсут и восхождения Тутмеса Третьего на трон, Сен-Мут даже остался придворным архитектором, составившим для Тутмеса проекты двух его величайших строек — древней плотины на Асуане, останки которой скрылись под водами Асуанского водохранилища, после постройки советскими специалистами современной плотины в 20 веке, и древнего Суэцкого канала.

Даже тайная, оберегаемая личной охраной Хатшепсут и преданным ей жречеством связь с Сен-Мутом неизбежно бы всплыла после её смерти, и на архитектора обрушился бы гнев нового фараона. Но Сен-Мут, напротив, продолжил служить Тутмесу, умер своей смертью и был похоронен со всеми почестями, в своём склепе, прямо под усыпальницей своей возлюбленной. Однако возможность того, что их связь осталась тайной, или же что Тутмес Третий пощадил Сен-Мута, потому что ему нужен был талантливый архитектор, или что его злоба и обида на Хатшепсут, узурпировавшую власть и отнявшую у талантливого полководца и учёного — фараона, его законный трон, не распространилась на Великого архитектора, виновного лишь в том, что он любил... возможность, пусть ничтожная, но сохраняется. Но мы никогда не узнаем достоверно тайну Великой любви Хатшепсут...

Тутмес Третий, ещё при жизни прозванный аристократией, жречеством, армией и даже народом Мудрым, или Воителем, пожалуй, был одним из величайших, если не величайшим фараоном в истории Египта.

Он совершил 17 военных походов, не проиграв ни одной из своих 82 битв. При нём был построен Суэцкий канал, засыпанный в 9 в. до н.э. Ашшурбанипалом после того как в первой экспедиции на Египет, при переправе через канал, великий ассирийский завоеватель потерял треть своего 200-тысячного войска от стрел метких лучников Та-Кем и крокодилов, терзавших всадников и лошадей, рискнувших переправиться вплавь. А его десантный флот был буквально раздавлен грозными осадными пентаремами, которые впервые начал строить именно Тутмес Третий.

Тутмес захватил Ливию, Нубию и Сирию, Хатти, Вавилон и Индия платили ему колоссальную дань. При нём было совершено первое кругоафриканское морское путешествие, карты Тутмеса, благодаря виртуозному знанию астрономии египетскими жрецами, по точности превосходили карты Геродота! Его воины впервые вышли к побережью Тихого Океана, за 1200лет до Александра Великого! Громадные десантно-боевые пентаремы сокрушили десятки форпостов Народов моря, в связи с чем финикийцы, входившие в этот союз, основали в Палестине оседлое государство, отказавшись от пиратства и противостояния Египту, став вассалами Тутмеса. При Тутмесе корабли Египта впервые достигли берегов Южной Америки, привезя после походов десятки тонн золота и сакральный наркотик местных племён, использовавшаяся и для местного наркоза при операциях, — кокаин, точнее — сырьё — неочищенную сушёную концентрированную пасту листьев коки. После этого её находили во многих гробницах жрецов и лекарей, — это является основным доказательством плавания моряков Тутмеса в Америку, ибо кока — южноамериканский эндемик. После строительства Суэцкого канала, пригодного для прохода из Красного в Средиземное море и обратно крупнотоннажных кораблей, Тутмес создал несокрушимый, для уничтожения пиратских флотилий и даже островных форпостов Ша-Дана — народов моря. Рамсес Третий разгромил остатки народов моря этим флотом, с чего началась история государственности Эллады. Тутмес не строил новые дворцы и храмы, он был прагматиком — Суэцкий канал был важен для военного флота и торговли. Асуанская плотина избавила земледельцев Египта от капризов Хапи**** . При обильных дождях половодье больше смывало, чем наносило плодородный ил, а при засухе площадь возделываемых земель сокращалась в 1,5—2 раза. Теперь же плотина защищала крестьян от половодья, а при засухе производился экстренный сброс из водохранилища. Риск засухи и половодья был сведён к нулю. Неурожаи, вызванные половодьем или засухой прекратились более чем на две тысячи лет — плотина служила ещё и римлянам и византийцам! Стабильность урожаев увеличила доходы от земледелия в 1,5 раза, продуктивность двух урожаев в год повысилась, что ещё, почти вдвое увеличило доходы. Плотина на Асуане и Суэцкий канал обеспечили продолжение Золотого Века Та-Кем, несмотря на кратковременный десятилетний захват Дельты Ашшурбанипалом во втором — победоносном, после первого, проигранного с позором похода, — на целое тысячелетие. Слава Рамсессидов, Нехо Второго и Анхшеншонка была обеспечена завоеваниями и мирным строительством Тутмеса Мудрого-Воителя.

Так что мирному строительству и торговым связям Тутмес, вопреки распространённому мнению, уделял не меньше внимания, чем военным походам.

Военные походы и строительство, говоря современным языком, стратегически важных объектов, утроили казну Египта, даже по сравнению с удвоенной, относительно предшественников, казной Та-Кем при Хатшепсут.

Однако, как писала Е. И. Рерих: «Вспомним женщину-фараона Хатшепсут, по количеству проведенных благих реформ царствование ее превосходило многих фараонов. И не она ли своим мудрым управлением подготовила победы (и его мирное строительство, а так же исследовательские и торговые экспедиции — прим. автора) Тутмоса III?»

В середине своего царствования, а отнюдь не сразу по восхождении на трон, согласно распространённой версии, Тутмес стёр с хронологической стелы картуш «фараона Мааткара». Кстати, на вполне законных основаниях — с точки зрения Миропорядка Маат, Хатшепсут была не только узурпатором, но и святотатцем, посягнувшей на Извечную Гармонию. Не избежал мести фараона и «Дезер-Дезеру» — «Священнейший» — погребальный храм Хатшепсут. Конечно, Тутмес не совершил святотатства и не посмел разрушить Великий храм, но осирические***** статуи Хатшепсут были обезличены, Барельефы Храма, изображающие основные деяния «Мааткара» были сбиты. Тутмес лишил ненавистную мачеху-узурпатора не только памяти, но и достойной фараона загробной жизни.

Но! Мачеху ли? Ещё одна Великая тайна Хатшепсут — тайна её родства с одним из величайших фараонов.

Тутмес Третий — (Мудрый, или Воитель) имел ещё одно сакральное имя, как и все фараоны. Си-с-Асет-Ра — сын Исиды и Солнца. Греческие историки поздней античности на свой лад назвали его Сизострисом, причём присвоив этот титул Рамсесу Великому, который, кстати, имел совсем другое сакральное имя — Рамсес-Мери-Амон-Усер-Маат-Ра, объединив военные победы и мирное строительство двух Великих фараонов, присвоив Рамсесу походы на Вавилон и Индию, которые совершил Тутмес Воитель, тремя веками раньше, и датировав царствование Рамсеса 14 в. до РХ, — временем правления Тутмеса Третьего. Эту ошибку пронесли историки 17-19 вв, вплоть до открытия Шампольоном древнеегипетского языка, после которого учёные начали переводить стелы и комментарии к барельефам, восстановив историческую правду.

Надписи на уцелевших барельефах Хатшепсут называли Тутмеса сыном Исиды. Барельефы Тутмеса Мудрого, тоже называют его Си-Асет (сын Исиды), что отражено и в его сакральном имени.

Однако пресловутой и неизвестной «наложницы Исиды», которая, по официальной версии, родила Тутмеса Третьего от его отца — Тутмеса Второго, — могло и не существовать вовсе! На храмовых надписях правления Тутмеса Второго нет никакого упоминания о «наложнице Асет»! Это ставит множество неразрешимых вопросов, однако, на многие из них можно довольно легко найти ответы.

Во-первых — Хатшепсут было выгодно объявить Тутмеса Третьего побочным сыном покойного мужа, подорвав его права на трон, тем более, если Тутмес был родным сыном Хатшепсут.

Не менее выгодно, как ни парадоксально, после смерти Хатшепсут, и Тутмесу Третьему отречься от своей матери-отступницы, упоминания о которой он полностью вычеркнул из истории. Ведь Си-Асет означает прежде всего — сын богини Исиды, а не сын неизвестной истории наложницы! Тутмес Третий объявил себя сыном фараона, в которого вошёл дух солнечного божества и самой богини Исиды — жены Осириса и матери Великого Хора! Это подтверждается и сакральным интронационным именем Тутмеса: Си-с-Асет-Ра — сын богини Исиды и самого Солнца!

Эта тайна разрешима лишь на уровне гипотез, но всё же, скорее всего, Тутмес был сыном царицы и фараона, вначале Хатшепсут подорвала права наследника, выдумав несуществующую наложницу, а после её смерти Тутмес объявил себя сыном богини, а не проклятой жречеством узурпаторши, посягнувшей на священные традиции, воспользовавшись легендой самой Хатшепсут.

Но достоверное подтверждение, как впрочем, и опровержение этой гипотезы, никогда не станет возможным, по изложенным выше причинам.

Возвращение памяти

Рамсес Великий восстановил на своей новой хронологической стеле картуш Хатшепсут, уважая её как Великую правительницу. Он восстановил также картуш Тутанхамона, стёртый Эйе, однако еретик Эхнатон и сам Эйе — святотатец и цареубийца — были навсегда прокляты и преданы забвению. Рамсес восстановил и её «Священнейший» храм, разрушенный землетрясением, но сбитые лица и барельефы так и остались не восстановленными.

Память о мудрой правительнице пережила тысячелетия, Клеопатра и Цезарь совершили акт поклонения «мудрейшей из женщин» в её погребальном храме.

К 2010 году 21 века он будет полностью восстановлен, включая барельефы и лики осирических статуй «фараона Мааткара».

Это значит, что Хатшепсут останется в памяти потомков не только одним из Великих правителей Египта, но, прежде всего, величайшей женщиной всех времён.

Хатшепсут

Она взошла на трон,

Взошла, как Фараон...

Царица Хатшепсут — великая царица.

В сиянье черных глаз

Судьба отозвалась

И всех ее врагов заставила смириться...

Царица Хатшепсут

Вершила правый суд:

«Возьмите звон монет

За запах вашей пищи».

Хозяева земли

За правдой к ней пришли,

За правдой мог прийти

В своих лохмотьях нищий.

И правила она,

И правила одна,

Сильнее, чем война,

Сильнее, чем невзгоды,

Но вскоре красота

Увяла без следа —

Осирис звал ее — так промелькнули годы...

Судьбу свою бери —

Закат и Те-Мери —

Возлюбленных земля ее навеки примет,

А сын отдаст приказ:

«Немедленно, сейчас

Разбейте барельеф, сотрите с камня имя»...

Но вечный Божий суд

Отметил Хатшепсут,

Чтоб мудрые слова прочли ее потомки...

И погребальный храм —

Дорога к двум мирам...

Хранят живую тень Великие обломки...

*** Электрон — греческое название распространённого в Древнем Египте ювелирного металла — сплава золота и серебра в равных пропорциях, имеющего уникальные светоотражающие характеристики и «тёплый» золотой блеск.

**** Хапи — бог Нила, а так же, древнеегипетское название Нила.

***** «Осирические» — изображающие фараона в погребальном уборе Осириса — бога загробного мира.

* Та-Кем — древнейшее самоназвание Египта.

** Хор — во время Додинастического периода и Раннего Царства, имя бога Хора являлась обязательным титулом, присовокупляемым к имени фараона. В начале Древнего Царства, эта традиция ещё продолжалась, но через 2-3 века угасла из-за смены «Номовых династий», так как в каждом номе более всего посчитался один из богов, династии фараонов из разных номов «переписывали» мифологию, меняя верховенство богов. В последующие периоды фараоны имели в своём имени имя династического бога-покровителя, считаясь воплощениями Хора и Сынами Амона (или Атума) Ра.

Источник: www.interlit2001.com
Теги: История Автор: Луна | Просмотров: 10397 | Нет комментариев | print |

Похожие статьи

все похожие статьи 
Категории
ТОП 10 - Авторы
  1     Луна   1961     2.97   
  2     pobeda   487     2.98   
  3     Tais   444     3.12   
  4     Foma   139     2.9   
  5     Lubov   52     2.88   
  6     Angel   45     2.95   
  7     Dolores   45     2.75   
  8     Paradiz   31     2.81   
  9     Xenta   29     2.83   
  10     Serdjio   25     2.89   
все авторы 
Последние статьи

Весняний дощ

Воскресенье, Май 21, 2017 г.
|
pobeda | 32 |

Вода и жизнь

Воскресенье, Май 21, 2017 г.
|
Луна | 49 |

Торт "Пьяная вишня"

Вторник, Май 09, 2017 г.
|
Луна | 84 |

Голубцы с грибами

Четверг, Апрель 20, 2017 г.
|
Луна | 125 |

Медицинское освидетельствование

Понедельник, Март 20, 2017 г.
|
Луна | 258 |
Популярные статьи

Климатические пояса Земли

Вторник, Май 11, 2010 г.
|
Tais | 305569 |

Женщина-Фараон

Среда, Июль 21, 2010 г.
|
Луна | 10396 |
|
pobeda | 67224 |

Горные породы

Четверг, Май 13, 2010 г.
|
Tais | 77139 |

Интересные факты о змеях

Пятница, Ноябрь 05, 2010 г.
|
pobeda | 16201 |

Реклама

веб сайт, разработка сайтов, css, html, php, mySQL, админка, создание сайта, хостинг, доменное имя, сайт визитка, сайт каталог, информационный сайт, корпоративный сайт, интернет магазин, портал, поддержка сайтов

Облако тегов