Поиск 

Древние сооружения восточного Крыма

Пятница, Апрель 16, 2010 г.

Керченский полуостров был во все времена одним из главных связующих путей между Европой и Азией. Возможно, именно из-за такого стратегического положения здесь издревле существовало не менее десятка валообразных построек, стоявших на пути возможных миграций.

Восточный Крым (Боспор Киммерийский) отличается разнообразием археологических памятников: поселения, остатки древних святилищ, некрополи и могильники, дороги, портовые строения, колодцы, каменоломни. Но особенно выделяются уникальные полевые оборонительные или пограничные сооружения - валы, сторожевые башни и рвы. Созданные в разные периоды, они представляют особую ценность для исследователей.

Французский путешественник Жильберт Ромм, посетивший Восточный Крым в 1786 г., писал: "Прежде чем расстаться с Керченским полуостровом, я должен сказать, что на протяжении от Азовского моря до Черного он пересекается двумя земляными валами, из которых тот, который проходит дальше от Феодосии, более высок, и только вдоль него довольно явственно виден овраг, идущий со стороны города, что заставляет предположить, что валы предназначались для защиты Керчи". Войны, прошедшие по полуострову, а также активная хозяйственная, землеустроительная деятельность привели к исчезновению или разрушению многих древних валов и рвов.

Сегодня день на Керченском полуострове можно выделить три старинные линии обороны, состоящие из различных по размерам, протяженности и времени создания насыпей и сопутствующих им рвов. Если следовать направлению с запада на восток, то это сооружения в районе Ак-Монайского перешейка (рядом со Старым Крымом и у села Фронтовое); валы, пересекающие полуостров (прежде всего Узунларский, или Аккосов, тянущийся от Узунларского озера до Казантипского залива, а также у Акташского озера, Чокракский, или вал Безкровного). И, наконец, в восточной части полуострова (первый, второй и третий "Тиритакские", вал к югу от юго-западной части Чурубашского озера, Кыз-Аульский и на мысе Ак-Бурун).
Расположение погранично-оборонительных сооружений (с севера на юг, т.е. пересекая полуостров от моря до моря в самых узких частях суши) определяется географической спецификой полуострова. Естественно, что при строительстве учитывались особенности рельефа, наличие озер, древних лиманов, заливов и т.д. Главное назначение валов - защита и демаркация территории на пути миграций населения Северокавказского и Северопричерноморского регионов, а также защита владений боспорских греков в период существования в Восточном Крыму и на Таманском полуострове античного государства со столицей в Пантикапее (Керчи). Исследователи отмечают, что почти все рвы расположены с западной стороны насыпи и имеют законченный вид, обрываясь непосредственно на берегах морей, заливов, предгорий, т.е. у естественных препятствий.

Для создания целостной и объективной картины их многовековой истории важно было привлечь различные категории источников: письменные (свидетельства античных авторов и историко-литературные описания и воспоминания путешественников и географов), естественно-научные (геофизические, палеоботанические, топографические и т.п.), археологические. Именно такие комплексные исследования древних валообразных построек на Керченском полуострове несколько лет велись Восточно-Крымской экспедицией Института археологии РАН под руководством доктора исторических наук профессора Александра Александровича Масленникова.

Выше приведены схемы расположения древних оборонительных валов на Керченском полуострове.
Верхняя схема (по А.А. Масленникову, 1998):
I - Ак-Монайский вал; II - Узунларский вал; III - Тиритакский вал; IV - Акташский вал; V - Чокракский вал; VI - Элькенский вал.
Нижняя схема (по Е.А. Катюшину, 1998):
I - ров "незаконнорожденных потомков скифских рабов"; II - хребет Узун-Сырт; III - хребет Биюк-Янышар; IV - Асандров вал; V - Акташский вал; VI - Узунларский вал; VII - Элькенский вал; VIII - Чокракский вал; IX - Тиритакский вал.

Узунларский вал

Любознательный Дюбуа де Монтперо отметил этот вал в 25 верстах от Керчи, на полпути до второй почтовой станции, назвав его Аккосовым (или Киммерийским). Согласно свидетельству Константина Багрянородного, здесь проходила граница Боспора и Херсонеса после окончательного поражения первого. Согласно Дюбуа, данный вал, возможно, рыли уже легендарные киммерийцы, чтобы огородиться со стороны Европы так же, как они это делали на азиатской стороне Боспора. Пантикапейцы же досыпали его, и он долго служил им границей. Вал начинался от соленого озера (Итар-Алчик) и шел до Азовского моря. По сравнению с прочими он хорошо сохранился. Глубокий ров был обращен в сторону Крыма. Там же виднелись холмы вдоль насыпи вала, которые, по мнению Дюбуа, "подкрепляли" вал башнями.

Одновременно с Дюбуа де Монтперо в 1837 г. Восточный Крым посетил другой путешественник - А. Демидов. Он, проезжая от Феодосии в Арбат, отметил ров и башни вокруг стен Старого Крыма (посчитав их, возможно, не без основания, татарскими укреплениями) и обилие ограбленных курганов. Примечательно, что в них он видел разрушенные гробницы со сводами, т.е., вероятно, склепы античного типа. Он упомянул и об Узунларском вале, хотя с основной трассы явно не сворачивал. "Переезжали через широкий, весьма древний ров и вал. Он тянется с севера к югу через весь Керченский полуостров". Попутно скажем, что вал в окрестностях Керчи остался вне сферы его внимания.

Самым известным памятником считается, как уже упоминалось, так называемый Аккосов, или Узунларский вал.

На некоторых современных картах он обозначается иногда как Турецкий, а на тех, что относятся к первой половине XIX в., называется Аксар-Темир-Эндек. Его длина составляет около 42 км. Сейчас вал и ров лучше всего сохранились в северной части: от Азовского моря до железной дороги Керчь-Владиславовка, хотя и здесь некоторые участки разрушены. В среднем в этом районе параметры сооружений следующие: ширина насыпи 28-30 м, высота 2,8-3 м, ширина же рва достигает 20 м при глубине 1,5-2 м. Видимо, изначально в сооружении предусматривались разрывы - проезды (их было не менее десяти) шириной до 20-30 м. Скорее всего через них в древности проходили основные дороги, которые вели к побережью Керченского пролива из глубины полуострова.

Кроме того, вблизи вала, но всегда к востоку от него зафиксированы курганообразные возвышенности (около 30). Часть из них большие (3-5 м высоты), по-видимому, относящиеся еще к эпохе бронзы. В основном же насыпи невелики, и некоторые из них окружены оградками из камней. Возможно, это могилы очень распространенного в Восточном Крыму типа, относящиеся к античному периоду. Другие насыпи, до 1,5 м высотой и диаметром 13-25 м, скрывали развалины сторожевых башен.

Узунларский вал оказался в поле зрения археологов во второй половине XX в. в основном в связи со строительством ответвления Северо-Крымского канала. Эти работы затронули район так называемой Таганашской котловины, в 30 км к западу от Керчи. Было обнаружено несколько поперечных разрезов вала и выявлены некоторые артефакты, определившие его датировку. Впоследствии вал и ров неоднократно прорезались строителями и археологами, и это позволило изучить его стратиграфию и особенности конструкции.

Дозорно-сторожевые сооружения  

Вблизи Узунларского вала предполагалось наличие дозорно-  сторожевых пунктов, которые имели большое стратегическое  значение. Два из них, перекрытые относительно небольшими  насыпями высотой 1-1,5 м, находились соответственно в 60 м  (северная) и 30 м (южная) к востоку от линии вала, в районе  все той же котловины. В 1990 г. был раскопан северный холм  и открыто основание прямоугольной башни, ориентированной  стенами по сторонам света. Ее высота, вероятно, была не  меньше s и она служила частью мощного фортификационного  сооружения. Длина стен составляла: 12,3; 12,8;

10,4 и 11,2 м, а общая площадь - 135,5 м2. Стены были  сложены из средних и мелких необработанных известняковых  камней в однотипной трехслойной, двухлицевой,  иррегулярной кладке. Ширина их была от 1,8-1,9 м (западная  и южная) до 1,2-1,3 м (восточная и северная). Широкая  внутренняя стена-перегородка делила помещение  приблизительно пополам. Вход в башню шириной 0,8 м  находился на юге, к нему по склону холма вело несколько  ступеней (см. врез слева). Повсеместно были обнаружены  следы пожара. Среди находок преобладали обломки  светлоглиняных амфор с двуствольными ручками, датируемые  второй половиной I в. до н.э., а также многочисленные   фрагменты различных по размеру и форме лепных горшков,  реже - простой красной и сероглиняной посуды (кувшины,  тарелки, амфоры). Встречались обломки терракотовых  статуэток. Найдена также медная пряжка и две боспорские  монеты I в. до н.э. В 2000 г. были произведены раскопки  идентичной постройки, находившейся в 2,1 км от северного  края вала. Относительно невысокое сильно разрушенное  всхолмление располагалось в 55 м к востоку от него и имело  30-35 м в диаметре. Предварительная топографическая и  магнитная съемки, несмотря на помехи (гильзы, обрывки  пулеметных лент и т.д.), позволяли надеяться, что внутри насыпи может быть обнаружено какое-то строение. Действительно, раскопки выявили неплохо сохранившиеся развалины, скорее всего форта, почти квадратного, общей площадью 175 м2.

В ходе работ к северу от здания были обнаружены более десятка отщепов, вкладышей и даже обломки, скорее всего, ножа из темно-серого и светло-коричневого кремня. Внутри помещения были найдены два обломка каменных шлифованных топоров. Не исключено, что эти вещи использовались в утилитарных и культовых целях в античный период, но возможно, постройка была воздвигнута на кургане эпохи бронзы, а погребение было разрушено. В пределах помещения найдены фрагменты красноглиняной и сероглиняной амфор, а также столовой посуды (чашки, тарелки, кувшины, горшки). Кроме того, обнаружены два медных кованых гвоздя с круглой шляпкой, часть железного гвоздя, два медных рыболовных крючка, небольшой клад из 22 медных боспорских монет, игральная кость (позвонок) с отверстием, фрагменты терракотовой статуэтки и др. Найдено около 20 круглых и овальных природных конкреций, возможно, ядер для пращ. Вероятно, здание имело деревянные перекрытия между этажами и скорее всего сгорело. Данная постройка датируется второй половиной I в. до н.э. По-видимому, такие башни наряду с валами и рвами составляли целую систему погранично-оборонительного назначения.

В древности многие государства пытались решить задачу сплошной фронтальной обороны своих владений. Не был исключением и античный Боспор. На основе проведенных исследований А.А. Масленников выделяет несколько хронологических периодов в существовании восточно-крымских линейных укреплений, т.е. валов.

Первые такие сооружения, послужившие затем основой для более поздних, появились еще в эпоху бронзы или в начале железного века. В древнейший период (III-II в. до н.э.) валы и рвы действительно могли служить искусственной преградой на пути к важным переправам, т.к. основным средством передвижения кочевого населения северопричерноморских степей были в то время достаточно примитивные повозки и колесницы. Для них препятствия такого рода являлись труднопреодолимыми. Напомним, всадничество как особый род войск появилось гораздо позднее - на заре уже железного века. Вряд ли применительно к этому периоду стоит говорить о специальной фронтальной оборонительной тактике с соответствующими дополнительными сооружениями. Хотя мы еще слишком мало знаем об общественной организации, образе жизни и мировоззрении людей этой отдаленной эпохи.

Второй хронологический период в истории местных валов, видимо, связан со временем, непосредственно предшествовавшим появлению здесь скифов и греков. Скорее всего вал, о котором писал Геродот, находился несколько восточнее Феодосии, на Ак-Монайском перешейке.

Третий период связан непосредственно с историей Боспорского царства. Археологические данные и исторический анализ показывают, что Узунларский вал скорее всего был построен в период глобального (в рамках Северного Причерноморья) кризиса в конце первой трети III в. до н.э., вызванного целым рядом неблагоприятных событий. Среди них и возросшая опасность на западных границах Боспора. Эта действительно грандиозная (и не только по местным понятиям) оборонительная линия должна была прикрывать самые важные в экономическом отношении и густонаселенные районы государства. Причем эту роль она играла более или менее успешно на протяжении нескольких столетий.

Если предположить, что валы и рвы служили препятствием для примитивного транспорта (и отчасти конницы), то не исключено, что они могли строиться и в III в. до н.э. с той же целью, что и ранее. Главная внешняя опасность и в это время заключалась не столько в военных набегах, сколько в массовых передвижениях-переселениях варварских орд, двигавшихся по тем же маршрутам, что и столетия назад. Причем с особенностями их быта (в частности повозками) боспорские греки были знакомы. (Известны захоронения скифов с обнаруженными остатками повозок.) Однако кем были "новые варвары" (скифами, сарматами, кельтскими племенами или кем-то другим), еще предстоит выяснить.

Четвертый хронологический период - это вторая половина I в. до н.э. Особенностью данной оборонительной системы в это время было достаточно широкое применение сигнально-сторожевых башен. Последние строились приблизительно через 2,5 км друг от друга, сзади вала, да и то не везде. К тому же, как показали раскопки, башни появились не ранее 40-х гг. I в. до н.э., в правление архонта, а затем царя Асандра. Полученные данные согласуются со свидетельством знаменитого географа древности Страбона, писавшего свой труд (включая и описания ряда событий на Боспоре) на рубеже нашей эры.

Археологические находки и радиоуглеродный анализ дают основания полагать, что все башни были сожжены во время очередной боспорской гражданской войны где-то в середине последней четверти I в. до н.э. Такое тотальное разрушение объяснялось военными действиями, проводившимися против боспорян совершенно иным противником, возможно царем Полемоном I. Римляне, действуя в соответствии с обычной в случае неопределенности политической ситуации тактикой, просто сносили все оборонительные сооружения того государства, в лояльности которого возникали сомнения.

В начале II в. н.э. боспорские власти проводят дополнительное укрепление участков на Узунларском валу, где проходили главные дороги. На раскопках был обнаружен один из таких проездов, который был укреплен с помощью дополнительных каменных и земляных конструкций. Судя по находкам, эта новая постройка на проезде просуществовала очень недолго.

Вероятно, при боспорском царе Савромате II (конец II в. н.э.), современнике знаменитого римского императора Марка Аврелия и его сына Коммода, Узунларская линия вновь попадает в поле зрения военных инженеров и архитекторов. Именно тогда строится новое большое поселение-крепость (Ново-Николаевское городище - предполагаемый городок Савроматий).

Была выдвинута гипотеза, согласно которой в первой трети IV в. н. э., после второй боспорско-херсонесской войны, боспорянам пришлось вновь расчищать давно заброшенный ров и подсыпать вал, хотя, возможно, и не на всем его протяжении, обновляя в очередной раз свою пограничную линию. Примерно столетие спустя этот вал и ров на короткое время вновь становятся оборонительным рубежом. На этот раз между двумя варварскими ордами: готов и гуннов.

Позднее, в эпоху Средневековья, этот приметный рубеж, возможно, продолжал служить демаркационной линией, но надежных подтверждений данному предположению пока не найдено. Впрочем, одно из его названий - Турецкий вал - говорит само за себя.

И, наконец, последняя попытка использования древних оборонительных сооружений, трагический май 1942 г., когда советские войска пытались по приказу Сталина закрепиться на Турецком валу.

Мы кратко коснулись здесь истории только одного, пусть и самого большого из древних земляных оборонительных сооружений Восточного Крыма. Немало интересного и неожиданного в исследованиях других валов и рвов, в частности, расположенных близ Керчи так называемых Тиритакских укреплений. Выяснилось, что это не один, как считалось ранее, а три разновременных вала. Причем, самый ранний из них также относится к эпохе бронзы, а поздний построили русские солдаты в 1774 г.

Таким образом, многолетние комплексные исследования российских археологов позволили не только раскрыть некоторые тайны древней истории и археологии, но и ввести в научный оборот целую группу малоизвестных весьма информативных памятников, которые прежде всего необходимо сохранить для будущих поколений.

Реконструкция повозки эпохи Новотиторовской культуры в Прикубанье (III тыс. до н.э.), по А.Н. Гею.

В 58 г. до н.э. Цезарь при помощи легиона и солдат, собранных в провинции (вероятно, всего около 10 тыс. человек) не более чем за 15-20 дней провел от Леманского озера до хребта Юры вал длиной около 28 км и около 4,6 м высотой и заложил редуты.

Еще один хрестоматийный пример из римской полевой фортификации относится ко II в. н. э. Известно, что при императоре Адриане на севере Британии была возведена мощная пограничная стена, отделявшая "варваров от римлян". Построенная в основном в очень короткое время (123-124 гг. н.э. или, согласно другим источникам, чуть позже - в течение нескольких лет во второй половине 20-х - начале 30-х гг. II в.), она представляла собой сложное сочетание каменной стены, рва и вала, примыкавших сторожевых башен, дорог и расположенных вблизи фортов и укрепленных лагерей. Ширина кладки в среднем была 1,5 м. При высоте до 5 м ров имел ширину до 11 м и глубину до 4 м. Такая граница была проведена в одном из самых узких мест острова, практически отделяя его северную часть, будущую Шотландию. Однако через непродолжительное время (в 140-141 или в 142-145 гг. н.э.), уже при императоре Антонине Пие, новый наместник Британии счел целесообразным отодвинуть крайние рубежи провинции еще севернее. Появился Антонинов вал - земляная насыпь со рвом. Ее протяженность составляла около 59 км. В основании лежала сплошная каменная "выкладка" шириной 4,3-5 м. В настоящее время высота вала достигает 2-3 м, ширина рва (при глубине до 2,5 м) - 10-14 м. С внутренней стороны к этой оборонительной линии примерно через равные промежутки (2,5-2,6 км) примыкали небольшие укрепления - кастеллы. Вблизи шла дорога, на валу располагались сторожевые башни. По своим параметрам Антонинов вал напоминает Узунларский.

Источник: www.sciam.ru
Теги: Археология | Наука Автор: Angel | Просмотров: 8445 | Нет комментариев | print |

Похожие статьи

все похожие статьи 
Категории
ТОП 10 - Авторы
  1     Луна   1964     2.94   
  2     pobeda   487     2.96   
  3     Tais   444     3.11   
  4     Foma   139     2.92   
  5     Lubov   52     2.91   
  6     Angel   45     2.92   
  7     Dolores   45     2.77   
  8     Paradiz   31     2.82   
  9     Xenta   29     2.85   
  10     Pryanik   26     2.8   
все авторы 
Последние статьи

Вода

Среда, Январь 24, 2018 г.
|
Луна | 774 |

Фруктовые соки

Среда, Январь 24, 2018 г.
|
Луна | 648 |

Вода и жизнь

Среда, Январь 24, 2018 г.
|
Луна | 1186 |

Торт "Пьяная вишня"

Среда, Январь 24, 2018 г.
|
Луна | 1251 |

Голубцы с грибами

Среда, Январь 24, 2018 г.
|
Луна | 1221 |
Популярные статьи
|
pobeda | 69645 |

Материки

Вторник, Май 11, 2010 г.
|
Tais | 326266 |

Климатические пояса Земли

Вторник, Май 11, 2010 г.
|
Tais | 323555 |

Стихи Тютчева

Воскресенье, Январь 23, 2011 г.
|
Луна | 371197 |

Дагестан

Четверг, Март 31, 2011 г.
|
Луна | 10653 |

Облако тегов